gototopgototop

СМЕРЧ НАД КРЫМОМ

Заскока В. Смерч над Крымом

 


 

Заскока В. Смерч над Крымом

 


 

Заскока В. Смерч над Крымом


 

Всем честным людям, не предавшим нашу бедную Родину в смутное время реформ и перестройки посвящаю.

Предлагаемая вам книга — не плод литературно - художественного поиска, не мемуары, облаченные в очерковый жанр. Это всего лишь попытка объединить разрозненные мысли, не дающие покоя последние годы: кто сделал благодатный Крым и его многонациональный народ нищими? Почему кровавая река мафиозных разборок вместе с ними унесла жизни глубоко порядочных людей? Что заставило недавних бесстыжих вершителей судеб крымчан по-тараканьи разбегаться по свету? Когда, наконец, народ поверит, что все, что делается в стране, делается во благо ему, а не во вред?

И еще сотни и тысячи «почему?» просятся на страницу. Я знаю, что потребуются годы и даже десятилетия, чтобы на некоторые из них услышать правдивый ответ. Но пусть не потеряется в митинговой толчее нашей «перестройки» то, о чем каждый должен знать уже сегодня. Это и двигало мое желание взяться за ручку.

«Смерч над Крымом» — незначительная часть того, что готово к печати. И хотя она несколько нарушает хронологию событий, происходивших на полуострове последние десять лет, склонен считать, что это нисколько не умаляет своевременность других. Ибо в них нет вымысла. А правда нам нужна всегда, какая бы горькая она ни была.

***

...Я мало что знаю о формах и методах работы службы безопасности. Скорее, это те отрывочные сведения, что почерпнуты из книг и фильмов. Как не располагают ими и многие другие законопослушные граждане. Убежден, что это ни мне ни им — ни к чему. Раз создана СБ, — значит, нужна государству.

Ставить под сомнение профпригодность ее сотрудников — тоже не наш удел. Судя по всему, у них тоже календарь делится на «черные» и «белые» дни. Бывают победы, о которых изредка сообщает пресс-служба. Случаются, наверное, и неудачи. Как бывают стремительные взлеты и горькие падения эсбэушников со служебной лестницы. Причем, не всегда по причине, связанной с профессиональной деятельностью. Ну, согласитесь, как бы ни рисовало наше воображение чекистов этакими железными, глухими к мирским заботам и утехам, наяву-то они, все до одного, из человеческого материала. Им, догадываюсь, тоже бывает больно. И сердце способно разболеться от обиды за то, что кто-то недооценил, а то и вовсе не заметил твою верность долгу, от того, что какая-нибудь посредственность вдруг ретиво «обставляет» умницу на повороте и новая должность, что, казалось, уже готова была втиснуться строчкой в служебное удостоверение, вдруг — тю-тю... Потому что вмешались влиятельные начальники «оттуда», по достоинству оценившие «заслуги» чьих-нибудь внуков... А между ними, в свою очередь, опять конкуренция... Так что, как ни крути, а все выходит по-нашенски, как бы по-советски.

Как-то в Государственной Думе России обсуждали вопрос: нужно ли возвратить на былое место, на Лубянку, памятник Феликсу Дзержинскому? Кто помнит этот эпизод, показанный в программе Российского телевидения, тот не забыл высказывание думца, убедительно отстаивавшего крайнюю необходимость такого шага. Если воспроизвести его слова, то облик настоящего чекиста он рисовал примерно так: «У чекиста — светлая голова, горячее сердце и холодные руки».

Скорее всего, оговорился человек, тем не менее, оппозиционеры много раз потом напоминали ему «холодные руки», вновь и вновь показывали ролик, цитировали в разных передачах. А мне подумалось: стоит ли ерничать над оговорившимся депутатом? Да и сказал он, в конце концов, о холодных руках, а не о липких.

О них же настало время тоже сказать, хотя предвижу, сколь бурная реакция последует по этому поводу. Однако, успокойтесь, товарищи (или, простите, как в вашем ведомстве принято обращаться?), напраслины не будет.

...Когда листаешь газеты, выходившие в Крыму последние пять лет, невольно выделяешь в них публикации, касающиеся деятельности бывшего вице-премьера правительства Крыма А. Сенченко, выпестованного в партийно-комсомольском гнезде Н. Багрова и других заботливых «отцов». С подачи всяких маститых авторов и даже журналистской «зелени», пробующей перо, Андрей Сенченко выглядит глубоким реформатором крымской экономики, способным вдребезги разнести любую концепцию оздоровления жизни на полуострове.

Андрей Виленович Сенченко, Андрей Сенченко, Сенченко Андрей, Сенченко Андрей Виленович

А. Сенченко.

Возмущен или мыслит?

Если кому и уступал лидерство в своих «поисках» Андрей Сенченко, так лишь одному человеку — лидеру ПЭВК Владимиру Шевьеву (Гаспаряну). Зато не было равных Андрею Сенченко в другом. Без ложной скромности он тут и там заявляет о своей близости к КГБ, а затем и к Службе безопасности Украины. Заметим, речь не идет о той части служебной деятельности, которая, по вполне объяснимым причинам, могла пересекаться в какой-то точке с этой уважаемой службой. Нет. Речь о другом.

Вот как подает господин Сенченко свою близость к СБУ в одном из интервью в печати. Было это вскоре после его тайного, молниеносного, очень похожего на паническое бегство, исчезновения из Крыма в октябре 1997 года.

«У заместителя начальника крымского СБУ Савчука есть мой телефон. За три дня до моего отъезда, а это было 4 октября (1997 г. — В. З.), я позвонил Сергею Павловичу Савчуку и оставил номер своего мобильного телефона... За это время мы с ним раз пять разговаривали... Так что контакт постоянный.

За это время я несколько раз получал информацию о том, что не все благополучно в среде криминальных структур в отношении меня. Различные угрозы имелись и в полученной главком СБУ оперативной информации.

...Я позвонил из Москвы в СБУ и спросил, что делать? Мне ответили: лучше посиди...»

Чтобы не вызвать кривотолков, надо пояснить, что этот разговор с Сенченко состоялся после нашумевшего в Крыму убийства юного (по трудовому стажу и возрасту) зам. министра по курортам и туризму Дмитрия Гольдича, являвшегося, к слову, сподвижником Андрея Виленовича в ряде коммерческих дел. По оперативной информации, якобы переданной Сенченко из главка СБУ, жертвой убийцы должен был стать не Гольдич, а именно он, Сенченко. А поскольку это так, то из интервью можно сделать вывод: чуть ли не само руководство Главного управления СБУ в Крыму благословило бывшего вице-премьера в спасительное бегство. Хотя и этот факт Сенченко преподносит в добротной упаковке, мол, и здесь (читай, в изгнании — В. З.) я радею о Крыме, об Украине, «...работаю в крупной российской компании, которая имеет интересы на Украине, и заключил контракт с западноевропейской транспортной фирмой».

Не хотелось бы ерничать, но складывается вполне определенное мнение, что управление службы безопасности в Крыму создавалось «под Андрея Виленовича», по причине отсутствия на родине, не переименованного пока в службу безопасности Сенченко (СБС). Хотя, при известной разворотливости оного, могло б и такое случиться. Тем более, что при благоприятном стечении обстоятельств в его поддержку поднялась бы не одна благодарная «липкая» рука, какую, в свое время, покровительственно пожимал господин Сенченко. Ведь долг платежом красен...

В марте 1995 года газета Верховного совета Крыма «Крымские известия» опубликовала интервью, которое мне пришлось давать по результатам проверки работы членов нашего правительства. (Напомню, в это время я являлся депутатом Верховного Совета Крыма и руководителем рабочей группы по проверке деятельности правительства).

Значительная часть публикации посвящалась деятельности вице-премьера Крыма А. Сенченко, незадолго до этого оставившего должность председателя госкомитета по делам молодежи и в которой он умудрился прилично «наследить». В подтверждение приводился один из фактов незаконного использования денежных средств из кассы молодежного комитета на командировочные расходы за границу. Было указано, что они выдавались гражданам, там не работавшим и, больше того, состоявшим на службе в силовых структурах. Речь шла о заместителе начальника УВД Крыма полковнике милиции Иване Полякове и полковнике СБУ, а ныне генерале, Станиславе Ивахненко, в обществе которых Андрей Сенченко в июне 1993 года совершил поездку в Швейцарию.

Цель сего вояжа скрывалась за многими печатями. Скорее потому, чтобы миссия крымских туристов не была воспринята за рубежом, как некая тайная операция спецслужб. Но тайное становится явным. Информация на сей раз выплеснулась на страницы газет. Какую бурю пожали все причастные к этой «утечке»!

Бумажная метель заметалась по солидным кабинетам. Отписки, записки, резолюции, версии и, наконец, документы, пролившие свет на ситуацию. Сегодня, по прошествии времени, особенно хорошо видно нежелание неких «заитересованных» лиц в распространении этой информации. И особенно той ее части, где шла речь о генерале Ивахненко.

Казалось бы, какой грех взяли на себя один из руководителей крымских чекистов и его спутники? Посмотрели, как люди живут в швейцарских кантонах, приобрели, в некогда ленинских местах, сувенирные безделушки для челяди, а Станислав Ивахненко для домашней видеотеки — пару заурядных кассет (догадываюсь, зная пристрастие Станислава Ивановича к видео). И все-таки, повод для скандала был.

После обнародования фактов незаконного использования денег, в печати, а затем и в моем выступлении на сессии Верховного Совета 3 апреля 1995 года, первый бумажный ком выкатился из кабинета вице-премьера правительства Крыма А. Сенченко.

Это было грозное предупреждение Андрея Виленовича совершить надо мной расправу в суде за порушенные, якобы, его (А. Сенченко — В. З.) честь и достоинство. Редактор «Крымских известий» Виктор Попов (светлая ему память!), чтобы не допустить «кровопролития», даже заготовил постоянную рубрику в газете «Вице-премьер опровергает». Правда, тщеславие Сенченко он пощекотал лишь один раз, а до суда дело не дошло.

Размахивая «Конституцией» и Законом о печатных средствах массовой информации, господин Сенченко, не знал, видимо, о том, что непреложным для всех моих критических публикаций и выступлений является положение: обнародуя один факт, два держу прозапас. Причем, и их вместе не подаю — так надежнее.

Пригодилась такая тактика и на этот раз. Для полноты понимания происходившего, позволю процитировать некоторые моменты «опровержения».

А. Сенченко: «.... оскорбительными являются фразы: «В июле 1993 года заместитель начальника УВД Крыма Иван Иванович Поляков, ...не состоя в штате Госкомитета по делам молодежи, а находясь на своей службе, получил солидную сумму. Сотрудник еще одной представительной организации тоже имел солидную сумму, не имея никакого отношения к этому комитету».

Фактически речь шла о том, что т. т. Поляков И. И. и Ивахненко С. И. получали денежные средства в Госкомитете Крыма по делам молодежи на командировочные расходы на основании решения Правительства Крыма. Указанные лица выезжали в загранкомандировку в составе правительственной делегации».

Ну, прямо-таки, по Салтыкову-Щедрину: сам себя высек! Во-первых, подтвердил, что высокопоставленные служивые люди, судя по их положению, не только никогда не были штатными сотрудниками Госкомитета молодежи. Но и весьма сомнительным было их участие в поездке, как общественников. Тем не менее, руку к денежной ведомости приложили. Незаконно? Но ведь на дело важное! — лез из кожи Сенченко. Ох, как хотелось тогда новоиспеченному вице-премьеру подчеркнуть исключительную важность этой поездки! Мол, помилуйте, деньги выкладывались не на увеселительные штучки, а на ответственнейшую загранкомандировку правительственной делегации (представляете?! — В. З.) в составе полковника милиции Ивана Ивановича Полякова и генерала СБУ Станислава Ивановича Ивахненко.

Здесь начинается вранье государственного служащего (так он себя отрекомендовал во вступительной части опровержения) господина Сенченко.

Действительно, было постановление Совмина Крыма о создании делегации для поездки за рубеж. Но вовсе не той, что возглавил Андрей Виленович в июле. И с деньгами, что хрустели в карманах Полякова и Ивахненко не все так обстояло...

Когда у Сенченко иссякли аргументы и оправдательные документы, в сражение за честь мундира генерала Ивахненко вступила «тяжелая артиллерия». Из рук самого Станислава Ивановича я получил документ, который гласил: «...в июне 1993 года по решению Совмина Крыма и СБ Украины в состав делегации Крыма для поездки в Швейцарию был включен работник СБ Украины С. И. Ивахненко. Оплату дороги и гостиничных расходов всех членов делегации проводил Совмин. Все расчеты с СМК СБУ проведены в июне того же года. Начальник главного управления И. Ф. Коломыцев».

Вслед за этим последовала серия оправдательных публикаций в средствах массовой информации. Они повторяли, в основном, друг друга. А суть сводилась к одному: поездка осуществлялась по решению Совмина Крыма и руководства СБ Украины. И только никто не давал ответ на вопросы: почему и кем функции управления делами Совмина были переложены на Госкомитет по делам молодежи? Почему деньги с подотчета С. И. Ивахненко (159,3 тыс. крб. в июне 1993 года) списывают в Госкомитете по делам молодежи на общехозяйственные расходы (ст. 26) без соответствующих документов? Почему руководство Службы Безопасности Украины благославляет на поездку Станислава Ивахненко в Швейцарию, а генерал вдруг получает аванс в Крымском комитете по делам молодежи? За этими вопросами следовали другие. В том числе и такой: почему именно полковника Полякова и генерала Ивахненко избрал Сенченко своими спутниками в дальнюю дорогу?

Можно предположить, сколь обольстительно чувствовал себя 34-летний руководитель молодежного комитета Крымского правительства в окружении сиятельных величин крымских силовых структур. Это, пожалуй, первое. Ибо для человека, никогда не носившего военной формы, почтение к любому мундиру — вещь трепетная. Наш герой, понятно, солдатом не был, лейтенантские звезды по окончанию училища не полоскал в стакане с водкой, все офицерские чины приходили к нему сами по себе вместе с должностью. А вот второе...

За десять лет биография Сенченко вместила десять ступеней служебной лестницы. Читаешь — и в ушах фанфарный надрыв комсомольского марша:

09.1977-03.1983 Ленинградский механический институт, студент.

04.1983-03.1984 завод «Фиолент» (г. Симферополь), мастер.

03.1984-09.1984 завод «Фиолент», инженер.

09.1984-12.1984 завод «Фиолент», зам. секретаря комитета комсомола.

12.1984-08.1986 завод «Фиолент», секретарь комитета комсомола.

08.1986-12.1987 Киевский райком ЛКСМУ г. Симферополя, Первый секретарь.

12.1987-02.1989 Симферопольский горком ЛКСМУ, Первый секретарь.

02.1989-09.1990 Крымский обком ЛКСМУ, Второй секретарь.

09.1990-03.1991 председатель Комитета по делам молодежи Крымского облисполкома.

03. 1991-09.1993 председатель Комитета по делам молодежи Совета министров Крыма.

09.1993-03.1994 заместитель Председателя Совета Министров Крыма.

10.1994-06.1997 вице-премьер Правительства Крыма.

Ух! По строчкам глазами пробежать — и то зарябит. Вот она, стандартная биография практически каждого второго нынешнего вершителя судеб, рожденного незадолго до гагаринского апреля. Себя они гордо называют: шестидесятники. Сколько их, восседающих сегодня в креслах преуспевающих бизнесменов и крутых руководителей, переписавших друг у друга почти слово в слово, комсомольскую биографию?! Посмотрите вокруг, перечитайте фамилии на дверях их кабинетов — А. Божко, С. Велижанский, В. Никулин, В. Козубский...

...Мне удалось тогда доказать, что откровенно туристический вояж Сенченко, Полякова и Ивахненко никаких государственных интересов не преследовал и не достиг. А то, что облачили в личину загадочности и мнимой секретности (как-никак, сам генерал СБУ сопровождал Андрея Виленовича в его многотрудных поисках закордонного опыта) — ничто иное, как пыль в глаза доверчивым.

Нам же остается догадываться об истинных целях поездки: уж не тогда ли высокопоставленный сотрудник службы безопасности и не менее маститый милицейский чиновник начали готовить для склонного к авантюрам Андрея Виленовича «запасный район» и пути выхода из него? Если это так, то следует констатировать: высокие профессионалы опекали тогда и, судя по всему, продолжают опекать сегодня беглого экс-вице-премьера.

Живется Андрею Сенченко вдали от наших бед весьма неплохо. С родными пенатами и управлением СБУ, судя по газетным публикациям, поддерживает устойчивую связь. А когда ностальгия тронет душевные струны, одному ему известными путями пробирается в Мраморную пещеру, что под Симферополем, где проводит тайные сходки единомышленников. (Имеются подтверждения).

Говорят, спелеотерапия помогает немедикаментозной реабилитации. Возможно. Только весьма сомнительно, что Сенченко, после этих посещений, когда-нибудь встанет к штурвалу корабля крымской экономики и вернутся его золотые дни.

Его ценили за хватку, умение сплотить и мобилизовать, дать отпор идеологическим противникам. Но больше всего ценили за то, что далеко не крикливым простачком корчагинского племени выглядел Андрей Сенченко среди «подносчиков снарядов», то есть тех активистов, что были всегда готовы исполнить любое желание хоть секретаря, хоть инструктора райкома партии.

Щетка усов придавала ему солидность, а лисий прищур глаз скрывал алчность, завуалированную под вечные раздумья о житье. Таким он и сегодня остается в памяти многих из тех, кто до смешного нежно поддерживал «крымского самородка» при его восхождении вверх от одной должности к другой.

И хотя сегодня мало кто отважится вступиться за «Андрюшу» (так его величают чиновники возрастом постарше), посчитает скорее всего некорректным вести о нем разговор, есть люди и на «Фиоленте», и члены бывшего комсомольского райкома Киевского района Симферополя и, уж тем более, канувшего в историю обкома комсомола, которые перед всеми святыми готовы покаяться за молчаливое участие в его грехопадении.

В августе 1991 года крымская молодежь в последний раз уплатила членские взносы и побывала на комсомольских собраниях. «Эволюционное развитие комсомола невозможно», — вслед за партийными боссами сипловатым голосом молодых петушков вторили недавние участники и победители ленинских зачетов, ударных декад и патриотических движений. «Нам нужно меняться более решительно, а не косметически, — требовали «нового глотка воздуха» те, кто чувствовал, что далее последуют откровенный развал и вакханалия в молодежном движении. — Мы создаем Ассоциацию молодежных организаций Крыма».

На объявленной последней тогда конференции одна часть делегатов честно пыталась решить, какой быть организации дальше, а другая часть — ломала голову над тем, как изъять у нее эту собственность. Речь шла не о тетрадках с протоколами собраний да о собранных «по две копейки» взносах. «Дитя партии» имело же немало: солидный парк машин (как минимум, — по одной в каждом районе), собственный дом отдыха, столы-стулья и т. д. и т. п. и еще — очень многое, что весьма трудно поддается учету по причине своей «малозначительности», а в Симферополе, к тому же, успели «застолбить» и молодежный коммерческий банк «Финист-Банк».

Как не однажды бывало в истории, честное и вполне «джентльменское» соглашение было сразу отвергнуто. На позицию второй части делегатов встал и сразу же возглавил ее А. Сенченко, бывший второй секретарь обкома комсомола, а в новой ситуации — председатель комитета по делам молодежи. Понятно, что этот человек знал не понаслышке цену и размеры имущества верного резерва и активного помощника Коммунистической партии. Когда на конференции был предложен проект решения, по которому все имущество переходит в его, (читай, Сенченко) комитет, первая часть делегатов возмутилась и большинство покинуло зал. Голосование в поддержку предложения Сенченко не состоялось.

Этот демарш молодых бунтарей Сенченко воспринимает как личное оскорбление. На второй день конференции группа из 20 человек — председатели комитетов по делам молодежи разных уровней, работники их аппаратов, сам А. Сенченко и П. Дитковский — председатель комиссии Верховного Совета Крыма по делам молодежи, предложили новый вариант текста, смысл которого опять-таки сводился к тому же — передать собственность комсомола в комитет по делам молодежи. И опять многие десятки делегатов показали А. Сенченко и его кукловодам из Верховного Совета и Совмина Крыма известную фигуру из пяти пальцев.

Большинством голосов принимается решение о реорганизации комсомола в ассоциацию молодежных организаций Крыма, которая тут же называется правопреемником комсомольской организации. Приобщенные к искусству интриг в партийных кулуарах, Сенченко и его покровители в ответ на ехидные кукиши более решительно скрестили в известном жесте руки.

Через два дня на очередном заседании Президиума Верховного Совета П. Дитковский «разъясняет» малопонимающим депутатам: «Комсомол в Крыму ликвидировался, чтобы спасти его имущество, надо его передать комитету по делам молодежи». Президиум, изображая недоумение, вроде сопливого сотрудника канувшего в лету ОБХСС, соглашается: «...в целях обеспечения сохранности собственности... до определения ее правопреемника в установленном законом порядке временно передать ее на баланс комитету по делам молодежи Совмина Кр. АССР».

Иного постановления А. Сенченко и его «подельники» не ожидали. Были заготовлены и с утра нового дня раздавались уведомления бывшим работникам об увольнении, автомашины переадресовывались в коммерческие структуры, которые к тому времени успели «облепить» комитет по делам молодежи. Далее следует подтверждение того, что «не бывает ничего более постоянного, чем временное...». Президиум Верховного Совета «снимает напряжение» профсоюзов, доказывавших, что увольнение происходит незаконно, без достаточного обоснования. В тиши «Белого дома» рождается решение, суть которого в том, чтобы «...поручить Комитету по делам молодежи провести мероприятия, связанные с ликвидацией Крымской республиканской комсомольской организацией». После этого недавний «подносчик снарядов» на пикниках партийных боссов Андрей Сенченко поудобнее устраивается в кресло председателя Госкомитета по делам молодежи. Он снова поверил в то, что нет теперь на свете такой силы, какая могла бы «выдавить» его отсюда.

И все-таки, по признанию близких к Сенченко «товарищей» трепетало его сердце и голос дрожал, когда кто-нибудь заводил разговор о «бдительном оке» государства — Комитете госбезопасности. Мол хотим того или нет, там знают о нашем самом сокровенном больше, чем мы сами.

Вот такие, вполне обывательские невинные разговоры, усилили желание сойтись поближе с людьми «оттуда».

Видимо, набухшие зерна ложились в благодатную почву. В дальнейшем, пробираясь к вершинам власти, А. Сенченко старался заводить знакомство с людьми, причастными к обеспечению государственной безопасности на всех уровнях. Случалось, что даже приводил их вместе с собой на ответственные должности. Были это, конечно, «свои» проверенные «спецы». Так постепенно важнейшая государственная структура в Крыму переходила под неформальное, но вполне реальное опекунство вице-премьера.

Не знаю, по каким параметрам проводил отбор кадров для спецслужб Андрей Сенченко и как был причислен к кагорте подающих надежду Руслан Буканов, но доподлинно известно, что этот человек, после определения его на службу в органы, удивил не только своих родных и близких, но и слесарей в обкомовском гараже. «Всякое видели, — рассуждали они, — становились дипломированными врачами и инженерами личные шоферы ректоров крымских вузов, даже уходили в пастухи и кочегары, но чтобы в Высшую школу КГБ?!»

Может, водители чьих-то служебных машин и брали в руки медицинские скальпели или «шахтерскую» лопату — но только это не могло случиться с доверенным шофером Андрея Виленовича. Его верные «руженосцы», как зачастую величают водителей персональных авто, уходили другими тропами. Руслан Буканов не стал исключением. Ему выпало идти крутым путем к звездам, причем, в прямом и переносном смысле — его «пристроили» в Высшую школу КГБ СССР.

А дальше — еще больше таинственности, порожденной как самим коммунистическим строем, так и переусердствовавшими покровителями Руслана. Посему не будем листать страницы, испещренные тайнописью бывшего водителя Андрея Сенченко за годы его учебы в этой Школе. Не знаем, сколько крымского вина было перелито в бокалы его наставников, как не знаем и многого другого из жизни Руслана Буканова. Но знаем точно: курс науки сбивать с толку самых находчивых, он прошел блестяще (практику-то прошел у А. Сенченко). По окончанию высокого учебного заведения возвратился в Симферополь и стал оперуполномоченным ведущего управления ГУ СБУ в Крыму. Впереди теперь не маячили, а светили большие звезды на погонах и служебное продвижение.

Но не мог позволить Сенченко, чтобы его бывший водитель расточал свою преданность налево и направо. «Было бы лучше, если бы Руслан был поближе.., — нашептывал Сенченко эсбэушному начальству. — Он такой юный, как бы с толку не сбился... ведь за ним глаз да глаз нужен... как бы устроить так, чтобы поближе ко мне...»

Буканов высказывал свое согласие молча. Но всем своим видом давал понять, что не возражает и готов, хоть сегодня, перебраться поближе к Виленовичу.

Словом, был оформлен соответствующий документ, проливающий свет на несказанно крепкие чувства вице-премьера к своему «чаду». Душевность их мог передавать разве что Константин Симонов, написавший однажды стихотворение о двух майорах — Дееве и Петрове. Только в нашем случае не под пули отправлял «отец» свое дитя, а будто заботливая наседка звал под собственное крыло. Случай, для спецслужб, не обычный. И, видимо, по причине его исключительности, руководство СБУ просьбу не поддержало, отклонив ходатайство Сенченко. Но точка в этой истории не была поставлена.

Не без чьей-то подсказки из руководства СБУ именно Руслан Буканов вскоре оформляется помощником вице-премьера Андрея Сенченко явочным порядком. Вслед за этим на двери соответствующего кабинета в здании Совмина Крыма появляется соответствующая табличка. Теперь все сомнения в незаконном действии отвергались напрочь. Ибо все было сделано по правилам. Не знаю, как это было заведено в высоких эшелонах управления, но, надо полагать, все расходы за удачную сделку брал на себя Андрей Виленович, Руслану Буканову лишь оставалось передвигать ноги и нести тело туда, куда указывал «патрон». Портить же отношения с вице-премьером из-за какого-то «спеца» не только никто не хотел, но даже боялся такую мысль допустить. Влияние «шефа» из Совмина было велико, а это значило, что всякий, попытайся он «приструнить» Буканова, волей-неволей мог вызвать гнев Сенченко. Потому, знавшие о сделке, помалкивали. Джентльменское соглашение о передаче Буканова в Совмин еще больше укрепило неформальные отношения между вице-премьером правительства Крыма и руководством СБУ.

...Руслан Буканов исчез из Совмина практически в один день с брифингом, связанным с правительственным кризисом в 1995 году. Я знал, что обнародуя многие факты, проливающие свет на деятельность вице-премьера Андрея Сенченко, мне придется коснуться и деятельности органов МВД и СБУ в Крыму, сказать о покровителях тех, кто не отличается рвением в службе, но зато умеет своевременно козырнуть и красиво щелкнуть каблуками.

Руслана Буканова на этот раз спасать не захотели. Сотрудники управления делами крымского правительства «штатно» вывернули из двери шурупы и унесли табличку, указывавшую, что за ее прозрачностью некогда восседал отнюдь «непрозрачный» по причине принадлежности к спецслужбам и по личной преданности вице-премьеру Руслан Анатольевич Буканов.

Табличку унесли, сменился хозяин кабинета. А интересы Буканова вскоре сместились в сторону офиса банка «Крымкредит», да министерства образования...

помещение банка Крымкредит, банк Крымкредит

А это – помещение банка «Крымкредит»

по улице Куйбышева.

Сначала говорили, что Буканов приступил к стажировке в банковской обители, принадлежащей Сенченко, затем стал изучать другой вопрос: насколько глубоко и разумно сеют знания нынешние учителя в распахнутые юные души? Плюс ко всему, некоторые считают, что сегодняшняя его близость (сотрудника оперативнотехнического подразделения ГУ СБУ) к системе образования позволяет освежить в памяти знания географии, найти на карте Женевское озеро, где сегодня прячут концы в воду несокрушимый покровитель Руслана Буканова— А. В. Сенченко и его некоторые сподвижники, включая домочадцев.

У тех же, кого готовил Сенченко к многочисленным авантюрам и оставшимся на Крымском полуострове, земля под ногами пока не горит, их не будит лязг ключей камерного надсмотрщика, они не стоят с протянутой рукой у булочных. Словом, живут так, как могут позволить себе жить люди, вполне обеспеченные на многие десятилетия вперед. Для многих из них уже вполне хватило того улова, что удалось извлечь из мутной воды постперестроечного времени. Отошедшие от активной служебной деятельности и понявшие бесперспективность поисков рычагов для «спасения» крымской экономики в партии экономического возрождения, они переметнулись в другие партии и движения. Отправлен на заслуженный отдых, но «из боя не вышел» (о чем с гордостью говорит сам о себе), генерал СБУ Станислав Ивахненко. Ибо, как считает, не то нынче время...

Получил внеочередное (?!) звание майора запаса в органах безопасности Юрий Зубко. Тот самый, что возглавлял парторганизацию на «Фиоленте» в годы, когда здесь же прорезались «зубы» и грубел голос у юного комсомольского вожака Андрея Сенченко. Кстати, в его тени при продвижении по службе непременно шествовал Андрей Виленович.

К слову, биография Юрия Леонидовича весьма примечательная.

С горем-пополам, через десять лет обучения, в 1980 году, Юрий Зубко получил диплом об окончании Севастопольского приборостроительного института. Закончилась опостылевшая студенческая жизнь. Можно делать (и он сделал!) головокружительную карьеру от секретаря «первички» до первого секретаря Симферопольского горкома ЛКСМУ.

Впереди открывались комсомольско-партийные высоты. Но тут произошел досадный сбой. Правда, об этом периоде своей жизни Юрий Зубко не любит вспоминать и даже в анкетах умалчивает. Так было, к примеру, при поступлении на должность Руководителя Секретариата Верховного Совета Крыма при Николае Багрове...

Так вот, незадолго до намечавшегося Пленума Крымского обкома комсомола, на котором Зубко предполагалось избрать первым секретарем вместо ушедшего в Москву, на учебу, Валерия Никулина, — Юрий Леонидович, находясь за рулем автомобиля, совершил аварию, в результате которой погибли люди... Впереди ожидали не первые места в президиуме, а скамья подсудимого и скудная похлебка да параша в камере. Но!..

В дело вмешались высокие покровители Юрия Леонидовича. Как смогли, дело замяли, ему не придали огласки. Тем не менее, пришлось Зубко вместо того, чтобы занять уютный кабинет первого человека в крымском комсомоле, идти на симферопольский завод «Фиолент», как говорил великий сатирик Райкин, «простым инженером», чтобы на время о нем забыли.

Туго пришлось бы ему в новой должности. Но перевернулся бы мир, если бы зачах в инженерах Зубко! Через пару месяцев Юрий Леонидович становится освобожденным заместителем секретаря парткома завода «Фиолент». Затем — Киевский райком партии г. Симферополя, горком, обком партии, руководитель Секретариата Верховного Совета при Николае Багрове, глава Акционерного общества «Крымская корпорация экономического развития и международных инвестиций «ИКМ». (Для сведения: таковая создана в рамках выполенния одного из последних распоряжений Генсека КПСС Горбачева о том, что партийные органы должны выступать учредителями коммерческих структур). Эта же фирма выступила соучредителем банка «Крымкредит».

Вот такие бумажные этапы «тернистого» жизненного пути господина Ю. Зубко и пример для подражания А. Сенченко.

Ю. Зубко многие помнят, как любящего сына, примерного мужа и отца семейства. С окружающими, в том числе и с подчиненными, всегда предельно вежлив, даже ласков. Не сквернословит, не повышает голоса.

Один из его давних знакомых как-то назвал его грибоедовским Молчалиным. Он всегда такой: при встрече с друзьями и знакомыми широко раскрытые объятия, еще более широкая улыбка и стандартная фраза, произносимая мурлыкающим голосом: «Ка-а-ки-е л-ю-ю-ди!» А говоря о чьих-то успехах или чьем-то благополучии, восторженно, с легким налетом зависти: «Нам так не жить!»

Теперь, кстати, крымчане, могут обратить эти фразы к самому Юрию Зубко, безбедно проживающему в Москве и построившему в живописном пригороде первопрестольной скромную дачу-«хатынку».

Побывал в кресле заместителя председателя Совмина Крыма другой старший друг, наставник нашего героя (а также сподвижник Н. Багрова, В. Шевьева, А. Данеляна, Е. Супрунюка) Александр Форманчук. Его биография, написанная на белом листе без ошибок и помарок, сродни многим перечисленным выше. Н. В. Багров в своей книге «Крым: время надежд и тревог» назвал Александра Андреевича Форманчука наиболее глубоким и взвешенным политологом. И то, что он стал секретарем обкома компартии, заместителем председателя правительства Крыма — он нашел вполне закономерным, делая акцент на оценке его «несравненных» заслуг перед крымчанами.

Знал бы, Николай Васильевич, что скрывалось за личиной вполне пристойного партфункционера!

Цитата из газеты «Коммерсант-Daily» от 10 августа 1995 года: «Как заявил в узком кругу в начале 1991 года тов. Форманчук, бывший в то время секретарем крымского рескома Компартии Украины по идеологии, — в складывающейся общественно-политической ситуации для удержания власти в Крыму слияние правящих кругов с мафиозными структурами становится «неизбежным и целесообразным».

Форманчук Александр Андреевич, Александр Андреевич Форманчук, Александр Форманчук, Форманчук Александр

Политолог и не только. А.А.Форманчук.

Так вот, известный краснобай, звавший крымчан на выполнение решений съездов КПСС-КПУ своим страстным словом, в одночасье, с запретом ленинской компартии, перешел в партию, не имевшую на знаменах имени своего вождя, но известной в народе, как партия Шевьева — ПЭВК. Получил там портфель, соответствующий должности секретаря. А вместе с этим — щедрое доверие — быть завсегдатаем «сходок» в здании эвакоприемника «Артек» по ул. Гагарина, 5 в Симферополе.

Александра Форманчука, как самого близкого человека круга Шевьева, сердечно принимали во многих офисах фирм Андрея Сенченко, расквартированных по указанному адресу. Нет слов, чтобы выразить восторг, с каким встречала пленительного оратора Форманчука на пороге валютного магазина Алла Владимировна Коневская — мать Андрея Сенченко. Коммерческая телекомпания «Черноморская» — родное дитя все того же Андрея Виленовича, на «пеленки» которому весной 1995 года, оставшись на день исполняющим обязанности премьера, одним росчерком пера «отстегнул» 7 млрд. государственных карбованцев, слала в эфир редкие по глубине оды, вышедшие из-под пера А. Форманчука и нередко озвученные самим политологом.

Да и цитировать его стали...

Не дрожала рука еще у одного «возносящего» А. Сенченко к трону — у бывшего идеолога крымской комсомолии Валентина Козубского. (Кстати, тоже получившего закалку на «Фиоленте»). Это он, будучи главным редактором коммерческой газеты «Таврические ведомости» (и остающимся «непотопляемым» крымским газетным магнатом, скрывающим свое подлинное имя под личиной многих инкогнито, но официально предстающим, как председатель Рескома по информации), вложил в уста Сенченко фразу: «Открытая экономика — не очередная кампания, а выход из кризиса».

Газета вышла 23 июля 1993 года, Андрей Виленович в это время еще восседал в кресле председателя Комитета по делам молодежи. Но по кабинетам власти уже пополз слух: «Виленыча выдвигают повыше...»

Козубский, отличавшийся чутьем улавливать даже малейшее дуновение ветра перемен, поспешил к высокому порогу, дескать, готов служить, Ваше благородие... И через неделю шрифт, цвета усов Андрея Виленовича, мозолит глаза читателя. А слова-то какие, какие слова!!! «В поисках истины мы часто сетуем на отсутствие достойной смены ушедшей генерации политиков и управленцев застойных времен. Боюсь, пессимисты даже переусердствовали в такого рода жалобах. Потому что сегодня есть основания говорить о рождении «новых людей», молодых политиков, готовых предложить Крыму перспективную, реальную модель развития».

Ну, конечно же, это об Андрее Виленовиче. Нате-ка, пессимисты, вам 500 петитных строк, а рядом портретик на фоне самого «крутого» здания в Симферополе, получившего в народе два названия — «Пентагон» и «Белый дом». Читайте, не падайте духом, да думайте, «как собственными руками, головой попытаться устроить свою жизнь!» Мол, если у самих мозги не все в наличии, прислушайтесь к совету молодого, но весьма преуспевающего в делах личных и государственных. А прочитав, поймете: вырос молодежный босс из своих штанишек, мало ему своего «миниатюрного государства» — Артека, подавайте Крым, как есть весь — с предприятиями и совхозами, с институтами, с таможнями и банками. Со всем движимым и недвижимым. Пока кровь горячая — пускай трудится, а до чего руки у самого не дойдут, — есть у Виленыча на примете умельцы, не менее расторопные, чем он сам. Из той же комсомольско-молодежной кагорты.

Козубский Валентин Алексеевич, Валентин Алексеевич Козубский, Валентин Козубский, Козубский Валентин

В.Козубский. У "генератора идеи" пока все в норме...

Валентин Козубский, кажется, успел. Может, и не стоит отдавать ему все лавры, связанные с назначением Сенченко на должность заместителя Председателя Совета Министров Крыма в сентябре 1993 года (другие тоже потрудились!). Но то, что Валентин Алексеевич внес немалый вклад в формирование общественного мнения о нужности этого человека в правительстве, является бесспорным. Хотя, конечно, знал господин Козубский, просто не мог не знать, о махинациях Сенченко на предшествующих постах.

Но народную мудрость «Филин ворону глаз не выклюнет» опровергать не стоит. Тем более, что последующие годы подтвердили неуемность (а может — алчность?) характера самого В. Козубского. Кстати, Н. Багров причислил его к числу тех, кто проявлял особую активность, генерировал идеи новых подходов. И не случись удаление из правительства, а затем исчезновение из Крыма Сенченко, еще неизвестно, чего и сколько бы получил от него Козубский в благодарность за былую преданность. Впрочем, почему «за былую»? Неужто Валентин Алексеевич вычеркнул из памяти имя «незаурядного» реформатора крымской экономики, которому посвятил немало минут вдохновенья?

Как бы не хотели того, но стоит пару строк посвятить и бывшему первому секретарю Киевского райкома комсомола, а ныне председателю райгосадминистрации Киевского района г. Симферополя (выдвиженец А. Сенченко) — Леониду Савенко. В период мартовских выборов 1998 года именно он содействовал тому, чтобы Сенченко, пребывавший в то время в Швейцарии, был зарегистрирован кандидатом в депутаты Верховного Совета Крыма по 39 избирательному округу Киевского района г. Симферополя. Другим знаком подчеркнутого внимания была предпринятая попытка зарегистрировать Андрея Виленовича кандидатом в депутаты Верховной Рады Украины по избирательному округу № 2 (также в Киевском районе г. Симферополя). Но комиссия на это не решилась.

Можно только предположить, сколько было затрачено средств, какие ухищрения были пущены в ход, сколько было задействовано людей, чтобы кандидат-«заочник» Андрей Сенченко так ни разу и не появившийся, не только, перед избирателями, но даже не побывавший в окружной комиссии, занял в итоге второе место, набрав около полутора тысяч голосов. Кстати, всего на округе было двенадцать кандидатов, причем, среди них были достаточно сильные фигуры, проводившие весьма активно свою избирательную кампанию... Случайность? Или так высок был авторитет у Сенченко в «спальном» районе столицы автономии? Отнюдь! Знали бы избиратели, как небрежно, через плечо, плевали на их мнение в Киевском районе столицы Крыма. Напомним, что произошло это в то время, когда, мягко говоря, уже поговаривали об изрядно подмоченной репутации Сенченко, как лидера ПЭВ и нечистоплотного совминовского чиновника.

Победу была готова праздновать дружба бывших комсомольских функционеров. И не будь на округе представителя от компартии, быть бы А. Сенченко депутатом...

Впрочем, мы отвлеклись.

Внушительный список известных в Крыму людей, которые усердно боролись за продвижение Сенченко к вожделенному посту вице-премьера можно продолжить. В своем большинстве, это те, чьи поступки были прикрыты сразу двумя билетами — комсомольским и партийным (их владельцев компартия направляла для работы в комсомоле), это и сотрудники органов безопасности, внутренних дел, действующие и резерва. Почему лавры отдавались не, скажем, Петрову, Иванову, а именно Сенченко? Самый умный, самый преданный, самый сговорчивый? Не так все это! Он был просто удобен и выгоден тем, кто давно понял: свой человек наверху — это уже успех, а если, к тому же, он сам не брезгует залезть в народный карман, то содержимое другого кармана будет твоим. Таким образом, продвигавшие Сенченко, становились соучастниками его многих «темных» дел.

Впору перейти к описанию конкретных деяний Сенченко в руководящем кресле Совмина. Но пока не позволяет это сделать незавершенный образ уже известного вам С. Ивахненко.

У Станислава Ивановича ныне уже не служба, а просто серьезное увлечение. «Резервы не сдаются», — так, по-моему можно было бы назвать новую главу его жизни. А может, это пароль бывшего чекиста при его тайных посещениях заграницы? Туда он, по личному признанию друзьям, выезжает в качестве начальника штаба по выборам «президента Марчука». Заметили, куда гнет господин Ивахненко? Именно господин. Читателю поясню, почему на сей раз я не назвал звания.

Ивахненко Станислав Иванович, Станислав Иванович Ивахненко, Станислав Ивахненко, Ивахненко Станислав

С.И. Ивахненко, генерал-майор.

В 1995-1996 начальник ГУ СБ Украины в Крыму.

Как известно, Станислав Иванович многие годы посвятил службе, внешне не заметной для других. И мало бы кто из сограждан вообще знал, что живет на свете такой человек и что его служба — есть работа в том здании, где все окутано завесой таинственности. Ан, нет... Встретился на пути С. Ивахненко «комсомольский бог» Андрей Сенченко. Прельстила отнюдь не бескорыстная дружба с ним. «Засветили» путешественника в Швейцарию газеты. А дальше — больше. Установлено, что и «коттедж на двоих» — здание, что напротив Художественного музея в Симферополе — это железобетонный монумент в честь их дружбы. И многими другими узами они повязаны. Но, как бы то ни было, последовало увольнение С. Ивахненко со службы...

Хотя, что особенного, всякому делу приходит конец. А венцом является запас или отставка. И все-таки, горько было ощутить Ивахненко себя пенсионером. Как бы не получилось что отвернутся, как отворачиваются от многих, по той причине, что нет от тебя пользы, — размышлял он. Изображая себя столпом крымских спецслужб, от каких никогда не отказываются, Ивахненко рассказывает непосвященным, а забывшись, и друзьям, что одним секретным указом ему присвоено звание генерал-лейтенанта, что занимается теперь вопросами разведки... Что же касается его работы в «штабе по выборам президента Марчука» — там он смог реализовать себя на все сто процентов. Уже хоть сегодня армия и органы безопасности готовы назвать Евгения Кирилловича Марчука своим президентом. Словом, победа на выборах в кармане.

Не знаю, какую цель преследует С. Ивахненко, распространяя всякие небылицы и представляя себя в новом, явно несуществующем для него, звании. Очевидно одно: «Резервы» не сдаются, они плетут новые хитросплетения легенд из правды и вымысла. А между строками — надежда на возврат экс-вице-премьера Сенченко в Крым, заодно мечтают и о том, что корабль крымской экономики будет вновь выброшен на рифы и тогда...

Им просто будет хорошо. Так хорошо, как во времена В. Шевьева (Гаспаряна), А. Данеляна, Е. Супрунюка, А. Гриценко...

Почему имя А. Сенченко непременно связано с этими именами? А. Сенченко с момента создания ПЭВК (ПЭВ), всегда входил, как минимум, в первую тройку ее лидеров, был ее ключевой фигурой. Сенченко и Шевьев дополняли друг друга. Один — комсомольский функционер, другой — лавочник были братьями по духу, несмотря на то, что временами испытывали взаимную неприязнь.

Не ведомо, как отнеслись они к заявлению для печати, сделанному начальником ГУ МВД Украины в Крыму, замминистра внутренних дел Украины генерал-майором Г. Москалем: «Убийство вице-премьера Александра Сафонцева заказало руководство партии экономического возрождения Крыма». Но, надо полагать, у генерала были на то основания и абсолютно точные факты.

«Когда Франчук пошел в народные депутаты Украины, стало ясно, что он уйдет в Киев, а его место займет Сафонцев. Последний был знаком с Пустовойтенко, его хорошо знали в Администрации Президента Украины. Понятно, что если бы Сафонцев был жив, именно он был бы премьером, — считает генерал Г. Москаль. — Кому был невыгоден такой вариант? Партии экономического возрождения».

Своего человека, а точнее — А. Сенченко — к посту премьера правительства Крыма ПЭВК готовила давно.

Осенью 1993-го был совершен первый переворот, результатом которого стало создание «Временного правительства» в Крыму. Б. И. Самсонов возглавил это правительство, В. Л. Юров стал вице-премьером. После президентских выборов в январе 1994 года все они, а вместе с ними должна была уйти на вторые роли «старая гвардия» (Г. Капшук, В. Лавриненко и другие). ПЭВК видела Н. Багрова первым президентом, А. Сенченко должен был возглавить правительство.

В это внешне спокойное, но очень непростое время развернулась скрытая борьба за влияние на председателя Верховного Совета Крыма Н. Багрова, а фактически — борьба за реальную власть между В. Шевьевым, А. Сенченко и Э. Меметовым.

А. Сенченко и Э. Меметов, каждый в своем кругу, заявляли: «Я буду следующим (после Багрова) президентом Крыма». Явно назревал грандиозный конфликт внутри партии. Чтобы не дать эмоциям выплеснуться наружу, не сорвать план продвижения «своих» людей к рычагам управления автономией, под шум вокруг выборов, из борьбы выводится Меметов. Его хладнокровно расстреливают «заказные» убийцы.

Узнав об устранении соперника, Сенченко был убежден, что теперь Крым у него в кармане. Будучи человеком неблагодарным, он мог во всеуслышание пренебрежительно и даже презрительно отозваться о Н. Багрове, человек, которому, в принципе был обязан многим: «Трус, руки дрожат не только по состоянию здоровья», «хватка не та...» (это о событиях конца 1992-начала 1993 года, когда, по мнению А. Сенченко, нужно было более решительно действовать, чтобы сместить В. Курашика и возглавляемое им правительство).

Сегодня не вспоминают, как шла борьба за кандидатуру в первые президенты Крыма. Не до конца откровенен, вспоминая об этом, и Н. Багров в уже упоминавшейся книге «Крым: время надежд и тревог». Хотя факт этот для крымской истории немаловажен, ибо он проливает свет не только на ход предвыборной кампании, но и доказывает, кто и как хотел завладеть властью в Крыму, кто стоял у истоков затянувшегося на годы беспредела.

Багров Николай Васильевич, Николай Васильевич Багров, Багров Николай, Николай Багров

Н.В.Багров. Чудесный человек. Но не 1-й секретарь и не Президент Крыма...

Итак, извлекаем из архива 2-й номер «Мещанской газеты» пятилетней давности. «Сделка», — так называется материал, подготовленный на основе интервью Г. Потапенко с председателем конгресса украинцев Крыма, президентом концерна «Крымконтиненталь» Ю. Колесниковым. События и факты, о которых он рассказал, происходили в течение зимы и весны 1991-1992 года. В это время появился проект Конституции Крыма. Тогда Колесников был вице-президентом союза предпринимателей Крыма. Президентом был А. Дудко, а другим вице-президентом В. Шевьев.

— ...Мы созвонились и решили встретиться для обсуждения этого проекта. Встреча состоялась в кабинете у Шевьева. Нашей целью было выработать какую-то определенную позицию по отношению к новому проекту. На этой встрече присутствовали также Данелян — член Президиума Верховного Совета Крыма и Резников. В обсуждаемом вопросе нас в первую очередь интересовали две позиции. Первая — то, что мы обсуждаем еще проект, значит, есть возможность вмешаться и как-то повлиять на результат. Вторая — в проекте был предусмотрен пост президента Республики Крым. Повысказывались многие из присутствующих, практически, все и мы пришли к определенному выводу. На конец 91 года, если будут выборы президента Крыма, то... на тот момент так расставлены силы, такой уровень жителей Крыма; и ситуация такая, что Багров, очевидно, имеет самые большие шансы и в принципе мы должны исходить из этого...

И, приняв за основу то, что Багров имеет наибольшие шансы стать президентом, то почему же мы будем стоять в стороне от этого процесса... Тем более, мне было известно о хороших — пока буду говорить так — отношениях между Багровым и Шевьевым, о многом говорило и присутствие на встрече члена Президиума ВС Данеляна. Тем более, Данелян и Шевьев — друзья. А Данелян еще и член Президиума... Я, правда, при этом сказал, что пора приглашать Баркова. Потому что на этой встрече было обговорено, что мы можем участвовать как интеллектом, так и финансами...

Через день состоялась еще одна встреча — к прежнему составу участников добавился Барков. Эта встреча была более конкретной. Базируясь на выборах президента, мы могли бы реальнейшим образом повлиять. В части разработки проекта Конституции Крыма — пока это был проект, а, кроме того, мы можем, зная, что Багров будет в свое время баллотироваться в президенты... наработать ему пакет документов и сегодня передать этот пакет документов в Верховный Совет, Председателем которого он является — для исполнения. А когда мы подойдем к выборам президента, то, конечно, мы поможем и финансами. Огромнейшими суммами — мы так договорились, такое выражение употребили. И это дает возможность держать обстановку в своих руках.

Что имеется в виду? Возьмем число депутатов Верховного Совета... Число это немалое, и у нас финансов на эти дела будет поменьше, и мы будем иметь меньше возможности повлиять... Значит, мы должны сделать так, чтобы президент должен быть тот, кому мы можем помочь... Тогда этот президент будет вместе с нами влиять и на Верховный Совет, но и этот же президент будет формировать и Совет Министров, а уж тут мы всегда рядом... И делаем то, что называется формировать Совет Министров...

При этом было отмечено, что Данелян, в случае избрания Багрова Президентом, должен стать — а мы все ему в этом поможем во главе с Багровым, — стать Председателем Верховного Совета Крыма.

— Юрий Васильевич, думаю, не найдешь такого предпринимателя, который отказался бы стать председателем Совмина, или как-то иначе влиять на политику правительства. Ведь это и налоги, и всевозможные лицензии, и таможня. В Крыму ни для кого не секрет, что ваши коллеги-предприниматели именно к этому и стремятся. Создана Партия экономического возрождения Крыма и во главе ее мы видим героев вашего рассказа. Они заявляют, что своих целей добиваются конституционным путем. А то, что вы рассказываете, больше похоже на сходку мафии...

Шевьев Владимир Ильич, Шевьев Владимир Ильич, Шевьев Владимир, Владимир Шевьев

В.Шевьев (в центре).

Последние указания... мужчинам.

— Когда договорились в этом отношении, встал вопрос о встрече с Багровым. Ну, тут проблем никаких не было — Данелян ведь здесь. А Шевьев, перебивая Данеляна, говорит: «Я еще быстрее это сделаю...» Ну, нет проблем... Встречаемся на следующий день и решаем, чтобы разговор с Багровым провести через день-два. Попутно обговорили — как же будем вести разговор?

Багров принимает посетителей за своим рабочим «Т»-образным столом. Решили так — поскольку один сидит во главе, мы расположимся за длинным примыкающим столом — по одну сторону Данелян, а напротив него, считая от Багрова — Шевьев, Дудко, Резников, Барков, Колесников. Единогласно решили, что вести разговор буду я. Именно поэтому я должен был замыкать этот ряд — чтобы, ведя разговор с Багровым, видеть всех остальных и давать слово тому, кто захочет высказаться. Так сказать, председательствовать. Правда, с Дудко мы взяли честное слово, что он на встрече рта не будет открывать, потому что, если он откроет рот, то обязательно начнет рассказывать сказки, ведь у него язык не держится, но поскольку мы идем не за сказками, а для делового разговора — он пообещал, что будет молчать.

Итак, мы в кабинете у Багрова. Ему, конечно, было известно, зачем мы пришли... Закатил он речь минут на сорок — о внутренней политике, о внешней политике... Мы внимательно выслушали, потом выступил я со словами минут на 15... Изложил, что мы хотим, то есть вся та раскладка, о которой я здесь уже говорил...

— Я даже не задаю вопрос, есть ли какие-либо документы об этой встрече — ясно, что записей, а уж тем более письменных соглашений никаких не было. И тема уж больно деликатная и встреча предварительная. Какие гарантии были у вас, откуда уверенность, что вы не просто пришли к соглашению, а что это соглашение выполнимо?

— Это все было очень хорошо воспринято, мы согласились, но правда, при этом было оговорено заранее, я поставил некоторые условия Багрову... Мы хотели поиметь гарантии. Знаем мы характер Багрова, знаем его повадки, знаем игрушки, которые он может устроить — мы можем помочь, мы себе сказали, мы поможем ему стать президентом, а потом он нас, мягко говоря, забудет... Нехорошо ведь будет... Поэтому я выставил там определенные вещи. Я не буду все вспоминать, но очень интересное одно условие скажу... Я ему сказал, зная, что это практически будет вранье друг другу. Я сказал: — Вот у вас есть много друзей-коммунистов, и вы же сами коммунист, но мы строители рыночных отношений, а коммунисты здесь мешают — нам надо иметь гарантии, что вы с ведущими коммунистами не будете так откровенны и поддерживать те связи, какие вы на сегодня поддерживаете — в силу того, что у нас такая договоренность. Он торжественно поклялся в этом — что он отрекается от своих друзей — настолько, насколько возможно, конечно... Ну, и другие были условия...

— А можно хотя бы о некоторых из гарантий? Какими могут быть гарантии в этом случае?

— Другие гарантии — это то, что некоторые лица должны быть назначены на должности уже сегодня. В Совете Министров. То, что пройдут наши некоторые законопроекты, которые мы для него же и будем делать, то, что касается предпринимательства...

При нем создавалась комиссия — и эта комиссия должна возглавляться нашим человеком, и работать в ней должны наши люди. Время показало, что некоторые люди появились в Совете Министров.

— А можете вы назвать пофамильно, кто в результате именно этого соглашения пришел в Совет Министров?

— Мы фамилии тогда не оговорили, мы говорили о тех людях, которых мы еще будем предлагать... Интересно, что же произошло дальше, потому что я дальше информацией не владею... Да мы же их всех знаем, пришли люди: Сенченко же пришел! (Со скромного поста председателя комитета по делам молодежи при Совмине Сенченко сделал головокружительную карьеру, став заместителем Председателя Совета Министров. — прим. ред.). Но я еще раз повторю, чтобы вы это легко сформулировали в своей статье — мы не оговаривали тогда фамилии. Мы не оговаривали конкретных должностей. Мы говорили: дадим людей. Но в результате: Сенченко... Отношения Шевьев-Сенченко — они ж прекрасны! В результате: Форманчук, который в ПЭВК, ну, и все другие, которые в ПЭВК — я вот что имею ввиду. Ведь, практически, тогда создавалась и ПЭВК! (Партия экономического возрождения Крыма — прим. ред.)...

А дальше — дальше Шевьев организует партию экономического возрождения, объявляется потом через некоторое время, что эта партия уже — правящая, они так считают.

И мы сегодня имеем в Совете Министров от партии нескольких человек, если учесть вот эти наши дела — а они же не закончились, они только продолжились... На сегодня мы имеем «независимого» Багрова с такой поддержкой, которая начиналась вот так, и вся независимость очень просто трактуется...»

Вспомним, что предвыборная кампания познакомила крымчан с новыми жанрами в творчестве Н. Багрова — застольной песнью для «братков» Шевьева, последовавшей после цыганского выхода к гостям ПЭВК. Только до сих пор не возьму в толк, почему Николай Васильевич избрал песню «...И родина щедро поила меня березовым соком»? Куда уместнее бы, да и не так оскорбительно для крымчан была бы песня о Стеньке Разине, выплывавшем из-за острова на стрежень, или что-то насчет шумевшего камыша...

Как знаем, впоследствии произошел «сбой» в реализации программы ПЭВК. Грандиозного кутежа для победы оказалось мало. Н. Багров не стал первым президентом Крыма. Однако жизнь не остановилась на месте. Все новые обороты набирали политические интриги, раскручивался маховик финансово-экономических преступлений на полуострове. Тогда об этом одни лишь догадывались, а другие рассуждали о неких нововведениях в экономике.

На острие всех громких начинаний — Партия экономического возрождения. Значительным прорывом к благоденству, считали пэвковцы, является «режим открытой экономики», якобы, изобретенный компанией молодых реформаторов Сенченко-Ефимов-Велижанский. Фактически же это был изуродованный вариант среднесрочной программы реформы экономики Крыма, разработанной группой ученых ведущих экономических центров Москвы, совместно с крымскими специалистами (естественно, без малейшего участия Сенченко и КО).

Бессистемно надергав из этой программы положений, дополнив их своими надуманными «изобретениями», они с открытым забралом пошли на штурм новых рубежей экономики. Правда, никто из этой компании не только не знал, куда идти, куда вести, но не мог дать конкретное определение «режиму открытой экономики».

Вот почему было неловко и даже странно слышать от опытного и умного управленца Б. И. Самсонова фразы из доклада, вложенные в его уста молодыми «реформаторами» и выпадавшие из контекста в целом добротного первого выступления на сессии Верховного Совета Крыма в качестве премьер-министра.

Пройдет время. Готовясь к побегу от правосудия, бывший спикер ВС Крыма Е. Супрунюк издаст книгу «Хроника дрейфующего полуострова и история моего похищения». Найдет он в ней место для лестных слов об А. Сенченко, посетовав при этом, что не удалось сделать Андрея Виленовича премьер-министром. Как пишет Супрунюк, «грамотный экономист А. Сенченко мог бы принести Крыму гораздо больше пользы», нежели иные соискатели этой должности.

Признаться, боюсь подумать, что было бы с нашей экономикой, получи Андрей Виленович, в свои руки все бразды правления в правительстве. Ибо знаем, что ему удалось сделать в должности вице-премьера.

Но вернемся к заявлению для печати генерала Г. Москаля. Назвав убийство А. Сафонцева заказным от ПЭВК, начальник ГУ МВД Украины в Крыму сообщил, что осуществила его преступная группировка Санькова (кличка «Грузин»). Киллеры этой банды убили также председателя Фонда имущества Крыма Алексея Головизина, заместителя министра курортов и туризма правительства автономии Дмитрия Гольдича и гендиректора АО «Крымтеплокоммунэнерго» Валерия Кузина.

Ни с Гольдичем, ни с Кузиным мне не приходилось сталкиваться по работе. Что касается Алексея Сидоровича Головизина, то значительная часть моих депутатских дел была тесно связана с этим человеком. Не хочу скрывать, не всегда это были ровные отношения. Не всегда я был удовлетворен результатами проверок Фонда имущества АРК. Но это были те отношения, которые обогащали меня опытом работы, за что я всегда был признателен Алексею Сидоровичу.

Когда решался вопрос о назначении А. Головизина руководителем Фонда имущества АРК, Сенченко предпринимал отчаянные усилия, чтобы оно не состоялось. Чувствовалось, что эту должность пэвковцы готовили для другого. С Алексеем Сидоровичем провели так называемую личную беседу, которая прошла на повышенных тонах, его уговаривали отказаться от должности. После они питали друг к другу неприязнь, которую ни Сенченко, ни Головизин, ни от кого не скрывали. Говорю об этом так потому, что обо всем знал не из чьих-то слов. Не раз покойный А. Головизин с горечью рассказывал о происках Сенченко. В частности, о требовании перевести счета Фонда имущества и его представительств в банк «Крымкредит». Как мог, я поддерживал позицию А. Головизина, ибо хорошо знал, для каких целей использовались полученные в результате многократных прокруток бюджетные деньги. Были жалобы Алексея Сидоровича и на непрекращающийся прессинг со стороны вице-премьера в части вмешательства в процесс приватизации объектов госимущества.

Хотя, наверное, бывали моменты, и они нашли отражение в ряде документов, когда А. Головизин просто не мог выдержать натиск вице-премьера и иногда шел на уступки. Это, скорее всего, одна из причин, послуживших поводом для моей критики Фонда имущества АРК на сессии Верховного Совета Крыма 22 мая 1996 года:

«Фонду постоянно не хватает средств, но, вместе с тем, в акционерном банке «Крымкредит» на счете... открытом прежним Фондом и до сих пор не закрытом, имеется один миллиард карбованцев, который давно следовало бы перевести на расчетный счет Фонда имущества АРК».

В своей борьбе с несговорчивым Головизиным пытался Сенченко привлечь на свою сторону и меня. Особенно старался втянуть в политические интриги. Как большое зло, совершенное, якобы, Алексеем Сидоровичем он представлял тот факт, когда Головизин, по требованию из Киева, перевел в бюджет Украины значительную сумму денег, полученных в результате приватизации крымских объектов госсобственности. На словах радея за бюджет АРК, фактически был расстроен тем, что миллионы карбованцев не удалось прокрутить в АБ «Крымкредит». Пытался Сенченко подбрасывать и документы на, якобы, незаконное приобретение Головизиным за бюджетные средства иномарок для фонда и т. д. и т. д.

В 1993 году одной из ключевых фигур в экономическом блоке команды Сенченко становится руководитель Фонда госимущества Крыма Валентин Рыбалко. Если учесть, что в то время республиканский фонд госимущества был практически независим от Фонда госимущества Украины, то значимость этого поста просто невозможно оценить.

Нужно отдать должное дальновидности Сенченко: его ближайшие сподвижники, непосредственно обеспечивавшие пополнение доходов команды, в том числе и партийной кассы (себя, разумеется они тоже не забывали), — на политической сцене не светились. А В. Горелышев, С. Ефимов даже не состояли в ПЭВК (впоследствии ПЭВ). Не засвечивался на политической сцене и сам В. Рыбалко.

А.В. Горелышев, Горелышев А.В.

А.В.Горелышев.

Многие знали его только в лицо.

Тем не менее, после провала Н. Багрова на президентских выборах 1994 года, Рыбалко оставил «хлебное» место. Однако вскоре ловкий Андрей Виленович через своего соратника — Феликса Кагановского подсунул Мешкову на должность руководителя фонда своего нового кандидата — Александра Игоревича Котельникова.

Комбинация была проведена настолько напористо и блестяще, что фактический глава крымского правительства Евгений Сабуров узнал о новом назначении из газет.

Сенченко и Котельников сотрудничали «плодотворно». Но уже во второй половине 1995 года после очередных пертрубаций в органах власти произошло некоторое ослабление влияния Сенченко на решение кадровых вопросов. В это же время стало известно о том, что Фонд госимущества Крыма подлежал ликвидации. Согласно Указу Президента создавалась новая структура управления — Фонд имущества Автономной Республики Крым. Несмотря на отчаянные попытки, предпринимаемые Андреем Виленовичем и его соратниками в Верховном Совете Крыма — Котельникова сохранить не удалось, его сменил Головизин.

В это непростое для Сенченко время в его лагере появился «доброволец» — отставной вице-адмирал Российского флота — Александр Фролов. Александр Иванович готов был из кожи лезть, чтобы отстоять Котельникова и услужить Андрею Виленовичу. Естественно, бессребреником при этом не был. Мы знали, что Фролов уже получил из рук Шевьева должность.

Об этом сам Шевьев любил рассказывать, смакуя.

— Пришел Александр Иванович в кабинет и стал вымаливать для себя должность, — хвалился Шевьев, — любую, лишь бы быть в Президиуме, даже всплакнул,.. при этом клялся быть верным и преданным.

Честно говоря, тогда верил и не верил этим словам. С одной стороны, действительно недавний зам. председателя ВС Крыма (заместитель С. Цекова) остался в Президиуме. Он возглавил Постоянную комиссию мандатную, по депутатской этике и организации работы Верховного Совета. Это обстоятельство, конечно, в какой-то степени подтверждало сказанное Шевьевым. Ведь не за хорошие глазки отставной российский вице-адмирал получил эту должность.

С другой стороны, я никак не мог поверить, чтобы страстный сторонник Ю. Мешкова, каковым был одно время Александр Иванович, вдруг переметнулся к противникам своего кумира, да еще будто бы и «вымаливал у них должность»...

Однако дальнейшие события в Верховном Совете Крыма показали, что В. Шевьев рассказывал эту историю с «трудоустройством» не только мне, но и другим депутатам. Да и сам А. Фролов всеми своими действиями показал, что умеет держать данное им слово В. Шевьеву. Он не только верой и правдой ему служил, но даже проявил изрядную активность в кризисные ситуации осенью 1996, весной 1997. За что сразу же, по воцарении А. Гриценко в кресло спикера, был назначен руководителем Секретариата Верховного Совета. Был А. Фролов включен и в органы управления шпилькинской «Крымтрансавиа», кстати, вместе с А. Данеляном и лихим казаком-полковником Е. Мельником.

В команде шевьевского клана отставного вице-адмирала весьма ценили, поэтому закрывали глаза на всякие его мелкие «шалости». Типа отдыха за государственный счет в фешенебельных санаториях Южнобережья, и даже на знаменитой даче «Тессели» в Форосе с гражданкой С. Карповой. Тогда ему «простили» перебор 9 «излишне предоставленных дней отдыха» на даче «Тессели»...

Но вернемся к эпопее назначения А. Котельникова.

Даже тогда, когда было уже ясно, что все усилия напрасны, Фролов продолжал отстаивать идею сохранения Котельникова в должности. В парламентских кулуарах то и дело мелькали сам А. Котельников, его «патрон» А. Сенченко, а также — Г. Пицык. Уговаривая колеблющихся и распространяя всевозможные листки с обоснованием своей «правоты», они теряли всякое чувство меры. Но победу праздновать не удалось. Тем не менее, Александр Котельников, ловкий и услужливый чиновник, забыт не был. Уже после увольнения, он регулярно, как на службу, являлся к Сенченко и подолгу просиживал у него в кабинете, вызывая недоумение и откровенное раздражение многих совминовских столоначальников, которым приходилось подолгу ожидать возможности добиться пятиминутного приема у вице-премьера.

Через некоторое время Котельников возглавил Евпаторийский филиал главного финансового насоса империи Сенченко — банка «Крымкредит».

С годами в Симферополе холеное лицо А. Котельникова стало уже забываться, как и его «достижения» на ниве приватизации, как вдруг, в январе 1999 года крымчане узнали : А. Котельников возглавил Крымскую организацию новой партии — Социал-демократический союз, группы сторонников Марчука, отколовшейся от СДПУ(о). Что там говорить, приобретеньице господа социал-демократы поимели значительное. По поводу чего им остается только посочувствовать. Ибо политики, которые рассчитывают на поддержку организации, возглавляемой столь одиозной фигурой, за которой, к тому же маячат тени Сенченко и Ивахненко, гарантирован в Крыму полный провал.

Теперь впору вновь возвратиться к разговору о самых «значительных» достижениях Андрея Сенченко.

Естественно, приходятся они на ту часть его кипучей жизни, что провел он в кресле вице-премьера правительства Крыма (а по совместительству и члена политисполкома, секретаря ЦК ПЭВК). Став вице-премьером и оставшись одним из главных действующих лиц в стане пэвковцев, он сразу же переключает внимание не на предприятия, проходные которых наглухо заколачивались, а на пошатнувшееся дело Партии экономического возрождения Крыма. О Сенченко, как феномене, заговорили вожди партии на своих съездах и пленумах и о том же — крымские газеты. Как потом подтвердили результаты некоторых высоких проверок, действительно, роль пиропатрона А. Сенченко сыграл. Но об этом — по порядку.

Андрей Виленович, как писал выше, считал долгом непременно обсуждать мои критические высказывания в его адрес. С помощью господ, имевших в то время привилегированный доступ к эфиру и прессе (вроде С. Велижанского, того самого, что принял от Сенченко пост председателя комитета по делам молодежи , а впоследствии также вознесенного в кресло вице-премьера), в голову обывателя вдалбливалась непогрешимость Сенченко. Серия газетных публикаций, крымский телеэфир были направлены на то, чтобы не только смягчить факты, обнародованные мною с трибуны Верховного Совета, а перейти в решительное наступление по защите Виленовича. Меня старались скомпрометировать по части «непроверенных фактов», а те из них, что невозможно было опровергнуть или поставить под сомнение, назывались «мелкими». Вроде того: что значат для общества потерянные 12 алюминиевых ложек и 25 стаканов, объявленные в акте документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности Госкомитета по делам молодежи? И в самом деле, мелочь. В конце концов, разбили 25 стаканов (стеклянные все-таки), а алюминиевые ложки скрутили в трубочки крепкие руки на каком-то пикнике (мало ли их значится в арсенале комсомольско-молодежных дел?!). Да и сумма — не ахти какая: около семи тысяч карбованцев. Но мало кто при этом другие цифры вспоминал, как и то, что это была лишь разминка Сенченко перед тем, как его бросили в «денежную реку» крымской экономики. А уж здесь он развернулся...

Из представления прокурора Крыма: «Правительство Крыма своими распоряжениями и указаниями в 1994 г. и 1 квартале 1995 г. обязывает руководство Крымского республиканского центра занятости к выдаче предприятиям различной собственности кредитов, чем существенно нарушает действующее законодательство.

Так, ...распоряжением от 24.02.95 г. № 86 Крымскому Республиканскому центру занятости дано указание профинансировать из фонда содействия занятости в порядке выдачи ссуд сроком до 2-х лет на договорной основе следующие предприятия:

СПКФ «Фотон» — 8 млрд. крб.

АО «Ватра» — 7 млрд. крб.

АО завод «Фиолент» — 6 млрд. крб.

АО «Крымский дом при ГУ МВД Украины в Крыму» — 5 млрд. крб.

Крестьянско-фермерское хозяйство «Анюта» — 7 млрд. крб.

Распоряжением и. о. Премьер-министра Правительства Крыма Сенченко А. В. от 14.04.95 г. № 170-р в вышеуказанное распоряжение внесено дополнение о финансировании Черноморской телерадиокомпании в сумме 7 млрд. крб.».

Думаете господин Сенченко и товарищи из ПЭВК таким образом решили поддержать останавливающиеся и разваливающиеся предприятия? Куда там! Присмотритесь, что за предприятия значатся в списке. Ну да, те, в руководстве которых — члены ПЭВК или их друзья. А то, что источником денежных поступлений был избран республиканский центр занятости — тоже не случайность, а, скорее, глубоко продуманное действо. Как-никак налицо забота об успешном продвижении дел в самом центре занятости — «оживут» тысячи рабочих мест. Изначально, правда, в отчетах.

Но любые акты и протоколы, любые цифры с многими нулями меркнут перед теми фактами, которые последуют ниже.

Из обнародованных в разное время фактов преступного разбазаривания денежных средств из казны автономной республики особо выделяется история с ЕРЦТК.

Единый республиканский цифровой территориальный кадастр — не плод родительских стараний Андрея Сенченко. В отличие от многих фирм, соучредителем или хозяином которых он является, ЕРЦТК — результат исканий многих людей, по-настоящему заботившихся о Крыме и его людях. Но, видимо, слишком долго они думали: дать жизнь ему или не стоит? А когда готовность оказалась очевидной, подоспел звездный час Андрея Виленовича. Драгоценный кадастр волей судьбы сам пришел к нему в руки.

Но лучше будет, если уважаемый читатель сам проследит этот путь и в очередной раз не усомнится в грехопадении человека, портрет которого, отважусь думать, рано или поздно появится на известной доске с недвусмысленным сообщением о совершенном против нас с вами.

Итак, несколько исторических строк, позаимствованных из биографии ЕРЦТК.

23 сентября 1985 года председатель Крымского облисполкома А. М. Рощупкин обращается к начальнику Главного управления геодезии и картографии при Совете Министров СССР И. А. Кутузову с просьбой создать в Симферополе стационарное геодезическое подразделение. В областном центре, а вслед за ним и в ряде других районных городах, появляются соответствующие отделы при горисполкомах. Москва делегирует в Крым специалистов ведущих отраслевых институтов страны, сюда же поступает современное топографо-геодезическое оборудование.

В 1989 году на весь Союз протрубили, что в Крыму, в поселке Николаевка, прошло первое всесоюзное совещание на тему: «Кадастр застроенных территорий и перспективы его развития».

Для непосвященных прольем свет на слова, которые далее будут использованы.

Кадастр — систематизированный свод информации об объекте, который составляют официальные учреждения периодично или путем непрерывных наблюдений.

Кадастровая съемка — комплекс работ, который включает сбор информации о природном, хозяйственном, экономическом и правовом положении территории, природных, социальных и других объектов и явлений окружающей среды.

Кадастровая информация — информация о пространственном положении территорий и объектов, расположенных на, над, и под земной поверхностью; явления и процессы, которые происходят на этих территориях; экономический и правовой статус этих территорий и объектов, их правовые, хозяйственные, качественные и количественные характеристики и другая информация, необходимая для управления и развития территорий, а также для функционирования различных ведомств, организаций и предприятий.

Единый кадастр позволяет в считанные доли секунд получить подробную информацию о любом участке территории, выяснить, что находится под землей — средства связи, коммуникации, родники, полезные ископаемые, над землей — строения и предприятия всех форм собственности, количество жителей и их социальное происхождение. Особенно ценен кадастр для спасателей, способных, в случае чрезвычайной ситуации узнать, сколько людей проживает в том или другом квадрате, какие коммуникации здесь имеются.

Словом, теперь даже обывателю становится ясно, что эффективное управление территорией невозможно без досконального знания того, что, где и в каком состоянии на ней расположено — под землей и на земле. И нельзя не согласиться в связи с этим, с поговоркой: кто владеет информацией, тот владеет миром. Ее, кстати, не единожды вспоминали в двух самых главных зданиях Симферополя: Верховном Совете и Совете Министров, когда речь заходила о кадастре, причем, абсолютно в противоположном значении. Впрочем, обо всем по порядку и предлагаем вновь строки из биографии ЕРЦТК.

В 1990 году совместным постановлением Главного управления геодезии и картографии СССР и Крымского облисполкома создается Крымское управление геодезии, картографии и геоинформационных систем с функциональным подчинением облисполкому. Крымские топографы, всегда отличавшиеся своей собранностью в работе, глубоким знанием дела, к началу 1993 года завершили научно-практические разработки в рамках соглашения между правительствами России и Украины, подписанного руководителями Российской картографической службой и Укргеодезкартографии.

А спустя совсем немного времени, 23 апреля 1993 года руководители геодезических служб девяти стран СНГ приняли в эксплуатацию Автоматизированную информационную систему государственного городского кадастра. Как значилось в документе, это был принципиально новый комплекс технологий, учитывающий требования исполнительных органов власти. «Крымгеоинформатика» и ее начальник — Галина Алексеевна Минаева проделали, мало сказать, большую, — поистине огромную и неоценимую работу по разработке этой системы.

И свершилось бы на нашем полуострове великое чудо, заработай эта система. Но... на календаре был 1994 год. В главном здании на площади Ленина в Симферополе работало, как потом убедились, временное правительство Евгения Сабурова, выписанное Ю. Мешковым из Москвы. Остался без движения переданный Сабурову пакет законопроектов, который обеспечил бы правильное внедрение системы: концепцию, проекты закона «О едином государственном административно-территориальном цифровом кадастре Республики Крым», основных положений и типового положения о службе государственного городского кадастра. А вскоре правительство Евгения Сабурова сменило правительство Анатолия Франчука...

Анатолий Романович, по мнению руководства Крымгеоинформатики важность создания документов понимал. Но в правительстве было немало министров, считавших, что в его «вотчине» немало секретов. А коль так — надо ли делиться «своей» информацией с другими министерствами и ведомствами? И нужен ли единый Закон, способный объединить всех? Вот как посчитала и. о. Министра экономики Татьяна Шандра, — суть резолюции которой такова: пока принимать законы не надо... В итоге проект Закона Крыма о Едином кадастре, его положения и обоснование, подготовленные управлением «Крымгеоинформатика», правительство отклонило. 1994-й год между тем, был на исходе.

Как встретишь новый год, так его и проведешь — эту многообещающую поговорку в кабинетах правительства Крыма повторяли многократно. Одни вкладывали в нее самый прямой смысл, другие чесали затылки, перебрасывали карбованцы с одной статьи бюджета на другую. Но, как бы то ни было, а скудный бюджет пополнять надо было. Причем, во главу ставились весьма цивилизованные и привлекательные меры, — не ходить же с мешком по дворам...

Вновь на разных уровнях заговорили о необходимости упорядочить вопрос оплаты землепользования. Просматривалась вполне приличная перспектива с поступлением финансовых средств. И вновь вспомнили о цифровом кадастре.

2 февраля 1995 года Анатолий Франчук подписывает постановление правительства Крыма о создании Координационного совета ЕРЦТК. Это было началом воплощения правительственной «версии» Единого кадастра. В состав совета вошли руководители заинтересованных министерств и ведомств. Председателем совета назначен вице-премьер правительства Андрей Сенченко.

Одним из пунктов постановления предписывалось Координационному совету представить программу первоочередных мер по созданию ЕРЦТК, предложения по источникам ее финансирования, а также предложения по формированию исполнительной дирекции программы по созданию ЕРЦТК (без увеличения общей численности работников органов государственной исполнительной власти).

Андрей Виленович очень быстро вник в суть проблемы, оценил возможность использования программы в целях повышения личного благосостояния (на всех крымчан все равно не хватит...). Уже 18 мая 1995 года программа по созданию ЕРЦТК утверждается правительством. Весьма надежны источники ее финансирования: проценты по остаткам на банковских счетах министерств и ведомств в коммерческих банках; половина средств, подлежащих отчислению в Крымское отделение Государственного инновационного фонда Украины; части поступлений от платы за землю в пределах, предусмотренных республиканским бюджетом (в 1995 году — 20 млрд. крб.), части внебюджетных средств горрайисполкомов. Штатная численность исполнительной дирекции утверждалась в количестве 7,5 единиц.

Куда же предписывалось направлять необходимые ЕРЦТК денежные средства и валюту? Конечно же, в АКБ «Крымкредит», учредителями которого выступили фирмы, непосредственно принадлежавшие А. Сенченко или его друзьям:

ООО «BS-Холдинг-ЛТД» (г. Ялта, ул. Маяковского, 63);

«Технохимкомплект» и «Черноморское турагенство» (г. Симферополь, ул. Гагарина, 5);

«Крымская корпорация экономического развития и международных инвестиций «ИКМ» (г. Симферополь, ул. Куйбышева, 60).

Все, казалось бы, гладко начертано, точно, — рассчитано. Но! Не было в этом постановлении пункта о контроле за исполнением Программы создания ЕРЦТК. В программу первоочередных мер не была включена разработка законодательной базы кадастра. Продвижение давно подготовленного пакета законов было вновь отложено «до лучших времен».

25 мая 1995 года правительство Крыма снова обращается к проблемам ЕРЦТК. На этот раз утверждается положение об Исполнительной дирекции ЕРЦТК, обязанности по курированию ее работы возлагаются на А. Сенченко.

При появлении этого документа при Совмине Крыма создается новая структура исполнительной власти — Исполнительная дирекция и два штатных расписания. В одном значатся все те же семь с половиной штатных единиц, что утверждены правительством, а в другом — сто восемь. На обоих подпись А. Сенченко. Обязанности директора возлагаются на Ю. Подвигина, «толкового парня» (так его охарактеризовал А. Сенченко в беседе со мной), его заместителем становится специалист в области «плодоводства и виноградарства» В. Лукашевич. Тот самый, что был заместителем Андрея Виленовича в бытность его председателем госкомитета по делам молодежи.

В. Лукашевич, Лукашевич В.

В.Лукашевич.

И почему не берут таких в космонавты?

Итак, рождена за государственный счет новая полноценная структура, дублирующая существующую «Крымгеоинформатику» и ее отделы в городах. Кстати, созданная в 1995 году Дирекция ЕРЦТК длительное время не была зарегистрирована в статорганах как юридическое лицо. Однако имела счет в банке и вела «бурную» хозяйственную деятельность. Не удивляет этот факт?

Зарегистрировали ИД ЕРЦТК за неделю до нового года — 22 декабря 1995 года, причем, не по месту ее нахождения, в статуправлении АРК, а почему-то в Минстате Украины в Киеве (?!).

Причем, на этот факт вопиющего нарушения действующего законодательства не обращали внимание и контролирующие органы.

С легкой руки пишущей братии А. Сенченко и Ю. Подвигин провозглашались пионерами кадастрации в Крыму. Как будто не было предшествующих 1995 году десяти лет непростой работы Крымского управления геодезии, картографии и геоинформационнных систем. Впрочем, Бог им судья! Известно и документально подтверждено, что первенство в деле освоения геоинформационных систем в Крыму принадлежит Галине Алексеевне Минаевой и ее трудолюбивому коллективу, истосковавшемуся по истинной заботе о нем государственных мужей.

Каким образом рождаются хвалебные оды в адрес деятельности ИД ЕРЦТК, исходящие от уважаемых госструктур?

Секрет прост.

Например, письмо из Национального агентства по вопросам информации при Президенте Украины, направленное 22 июня 1998 года на имя С. Велижанского за подписью зам. председателя Национального агентства, руководителя Национальной программы информатизации О. Баранова подготовлено сотрудником Агентства Всеволодом Сотниковым, работавшим ранее в Киевском институте теории и истории архитектуры. Всеволод Васильевич в последние годы не раз посещал Крым и, прибывая в наши края, сразу же попадал в жаркие объятья господ Подвигина, Ефимова, Лукашевича. Здесь ему, как говорится, был готов и стол и дом...

Ну как не отблагодарить за оказанное гостеприимство?! И вот кадастроведы передают в Агентство письмо, в котором расписывают свои, подвиги, и, как водится среди доверенных лиц, проект ответа на него. И господин Сотников обеспечивает подписание документа, необходимого для поддержки его крымских друзей. По той же схеме идет переписка с Министерством Украины по делам науки и технологий, Национальной Академией Наук Украины. Приемы старые, как мир. Зато в новой ситуации письма из высоких инстанций служат этакой палочкой-выручалочкой, чем всегда готовы воспользоваться в ИД ЕРЦТК.

Одна крымская телепередача назвала Андрея Сенченко «Чикатило крымского бюджета». Удачное сравнение с сексуальным маньяком избрали авторы или нет — мне обсуждать не хотелось бы. Но то, что, находясь у мощных рычагов крымской экономики, он сделал немало, чтобы обескровить ее — это точно. Причастность к руководству ЕРЦТК не выпала из цепи многих откровенных издевательств Андрея Сенченко и его сотоварищи по правительству над народными копейками, что всем миром собирали одна к другой, дабы пополнить бюджет.

За два с половиной года (с 1995 по первое полугодие 1997) кадастраторы истратили 53,8 тыс. гривен из крымского бюджета и 7 млн. 39,8 тыс. — из внебюджетных источников.

В Симферополе было отстроено шикарное здание под офис (правда, до сих пор горожане даже не догадываются о том, поскольку соответствующая табличка на этом здании отсутствует, нет ее и на доме № 20 по ул. Самокиша, где в ожидании «новоселья» ИД ЕРЦТК пребывает в данное время), оборудованы каналы связи. Исполнительная дирекция направила своих специалистов для обучения за границу. Речь идет о деньгах, которые изъяли из карманов крымчан, поскольку бюджетом Украины такие расходы не предусматривались.

Счетная палата Верховной Рады Украины, анализируя исполнение Государственного бюджета Украины, 9 июня 1997 года сообщала: «...из Государственного инновационного фонда в АРК в 1996 году... при отсутствии соответствующих соглашений, технико-экономических обоснований Министерства экономики Автономной Республики Крым было выделено на безвозвратной основе исполнительной дирекции Единого республиканского цифрового территориального кадастра 3,5 млн. гривен...».

Как заметила общегосударственная общественно— политическая газета «Крымское время», в это же время прокуратура Крыма возбуждала против некоторых крымских предприятий уголовные дела за невозврат куда меньших сумм инновационных денег. Исполнительную дирекцию не трограл никто...

Сделаем небольшое отступление по этому поводу. Мне, как депутату Верховного Совета АРК, приходилось вести объемную переписку с правоохранительными органами, в том числе с прокуратурой автономии, чтобы добиться сведений об истинном положении в Исполнительной дирекции ЕРЦТК. Нельзя сказать, что депутатские запросы оставались без внимания. Скорее, наоборот, с подчеркнутой любезностью и оперативностью высшие должностные лица слали в мой адрес ответы. Но истина, как правило, оставалась за семью печатями. Почему? — я и многие мои коллеги по депутатскому корпусу понимали: Сенченко не просто непотопляем, он неприступен и таковым остается сейчас по причине того, что ему отведена роль отвлекающего. А кто за ним?

Это правоохранительным органам, убежден, было известно. Потому и оказывался в полной безопасности Андрей Виленович, продолжая сорить народными деньгами.

В марте 1996 года одна крымская газета напечатала статью, в которой, пожалуй, впервые громогласно было заявлено: «кадастровые» деньги ушли на осуществление дерзкого прорыва ПЭВКа в местные органы самоуправления. Кресла южнобережных начальников купили настолько открыто, что не сочли нужным даже соблюсти элементарные «избирательные» приличия. Особенно гордились пэвковцы победой в Симферополе, где наряду с ними в депутатских креслах оказались видные деятели других незавидных группировок. А еще журналисты повели разговор все о том же росте, а на поверку — рывке «авторитета» лидеров Партии экономического возрождения, купленном за «кадастровые» миллионы. Благодаря им, утверждалось, исчезли у партии долги, а появившаяся возможность неограниченного доступа к деньгам, позволила и себе жить безбедно, и сполна обеспечивать верных людей и их фирмы.

Теперь стало очевидным, что именно с появлением «кадастровых» миллионов, ПЭВК стала все более явно и решительно настаивать и претендовать на роль вершителя судеб на крымском политическом просторе. Надо быть дураком, чтобы не понять: когда к непомерным властным амбициям прибавились неограниченные финансовые возможности, любой результат, даже самый недостижимый, может быть легко получен, если «желтый дьявол» не станет камнем преткновения.

Но, хотелось бы подчеркнуть, не всем. И особенно остро это чувствовалось в Верховном Совете. В то время, когда, казалось, сама удача сопутствовала Шевьеву и его сообщникам, в их стане появилась некая нервозность. Жизнь толкала их на решительные перемены. Депутаты из лагеря ПЭВК и примкнувшие к ним, провели политическую рокировку в руководстве парламента. Амбициозный и непредсказуемый С. Цеков был заменен управляемым и простовато-удобным Супрунюком.

Декоративность такого назначения, по мнению многих, была совершенно очевидна: красивому мастеру брандспойта нужно было просто раздувать щеки и озвучивать подготовленные партийными аналитиками тексты.

Но так казалось со стороны. Время показало, это была лишь внешняя, весьма обманчивая, личина пожарного полковника.

Будучи до невероятности алчным и беспринципным, Супрунюк очень быстро нашел общий язык с жуликоватым лидером ПЭВК — ранее судимым за мошенничество, хищение и мужеложство — В. Шевьевым и его «соратниками» А. Данеляном, А Сенченко, А. Форманчуком и другими известными пэвковцами. Правда, с одними у недавнего пожарника были чисто деловые отношения, с другими же, как например с Андреем Виленовичем Сенченко, его связывали узы дружбы и личные интересы.

Довольно скоро Е. Супрунюк «въезжает» в тему кадастра. Как свидетельствуют документы, уже через два месяца после своего «воцарения» в кресло спикера крымского парламента, 6 сентября 1995 года, Евгений Владимирович шлет грозное письмо в адрес Государственного инновационного фонда Украины. В нем он, конечно же, попытался представить себя рьяным защитником государственных интересов и, прежде всего, Крыма. Обвиняя Госиннофонд в невыполнении положений договора о бюджетных взаимоотношениях между Украиной и Автономной Республикой Крым, в нежелании фонда финансировать программу по созданию ЕРЦТК, Е. Супрунюк недвусмысленно подчеркивает, что такое положение неоднозначно может быть воспринято на полуострове.

В ответном же письме от 16 сентября 1995 года, временно исполняющий обязанности руководителя Госиннофонда В. Б. Ковальчук напрочь отмел все обвинения и, в частности, сообщил: «В соответствии с действующими нормативными документами Украины и Положением о Государственном инновационном фонде (утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины от 17.08.95 г. № 660), которым руководствуется Крымское республиканское отделение в своей работе, финансирование программы по созданию Единого республиканского цифрового территориального кадастра (ЕРЦТК) Крымским отделением может быть произведено при выполнении следующих условий:

оформление инновационного проекта по созданию ЕРЦТК с определенным объемом финансирования;

положительных заключениях научно-технической и комплексной экспертиз проекта;

требования Закона Украины положительного экспертного заключения научной и научно-технической экспертизы Национального агентства по вопросам информации при Президенте Украины (требования Указа Президента Украины от 07.05.95 г. № 300/95).

Необходимо отметить, что перечисленные условия финансирования инновационных проектов соответствуют общепринятым мировым стандартам, например, Международного банка развития и реконструкции.

Крымское республиканское отделение Госиннофонда Украины не имеет оформленного инновационного проекта на создание ЕРЦТК, не имеет данных об объеме финансирования, сроках выполнения, экспертных заключений об уровне технической реализации, возможности интеграции в другие информационные сети, поэтому решение о финансировании создания ЕРЦТК Крымским республиканским отделением принять не может».

Что было дальше — мы знаем. Причем, не понаслышке. Но не будем нарушать хронологию шумного взлета «кадастракта» Сенченко.

На что же были израсходованы семь с лишним миллионов гривен? Беспристрастные цифры из отчетов Исполнительной дирекции ЕРЦТК свидетельствуют: 3,66 млн. — на приобретение оборудования; 1,81 млн. — на строительство здания офиса, оборудование каналов связи; 727 тыс. — на капремонт и реконструкцию зданий филиалов в городах; 12,4 тыс. — оставили за обучение специалистов в Швейцарии.

Не будет новым, если скажем, что Швейцария, как магнит, притягивает к себе крымского вице-премьера. На этот раз он тоже бросился в ее чарующие объятья. Вопроса о том, где готовить кадры для ЕРЦТК у Сенченко не было — конечно же, в Швейцарии! Как не было и по поводу того, где и у кого приобретать оборудование для своего «детища»? Впоследствии начальник главка СБУ в Крыму Александр Косьяненко в интервью киевской газете «Факты» по этому поводу скажет: «Совместными действиями СБУ, МВД и прокуратуры был выявлен факт хищения валютных средств в Исполнительной дирекции ЕРЦТК, которая закупила у швейцарской фирмы по завышенным ценам за счет внебюджетного Инновационного фонда оргтехнику. Руководил этим бывший вице-премьер правительства Крыма Андрей Сенченко».

Откуда такая вольность в расходовании народных средств? Да все оттуда же, от бесконтрольности. Ибо в ее лоно Сенченко окунулся и теперь был принят, что называется, с головой.

23 мая 1996 года, в соответствии с пунктом 3 статьи 7 и статьи 9 Закона «О статусе депутата Верховного Совета Крыма», я обратился к премьер-министру правительства автономии А. Демиденко с запросом. Среди других, попросил Аркадия Федоровича ответить и на такие вопросы:

в каких объемах предусмотрено финансирование программы ЕРЦТК?

сколько средств получено и как они расходуются?

в каких банках Исполнительной дирекцией открыты счета?

какова роль Госкомитета по земельным вопросам в реализации Программы ЕРЦТК?

с какими юридическими лицами заключены договоры на выполнение конкретных работ?

на кого из членов правительства возложен контроль за реализацией Программы?

Как заметил внимательный читатель, ни один из вопросов не был надуманным, а все вместе бьют, что называется, в самую точку. Обрати на них должное внимание премьер-министр, члены правительства — не было бы такой вакханалии в вотчине Андрея Сенченко. Ан, нет!

Не удостоил вниманием Аркадий Демиденко. Ответ подписал сам вице-премьер А. Сенченко. Приведу его почти в полном соответствии оригиналу:

«Уважаемый Владимир Михайлович!

...сообщаю, что работы по созданию единого республиканского цифрового территориального кадастра ведутся в соответствии с постановлением Правительства Крыма...Финансирование программы по созданию ЕРЦТК осуществляется за счет средств, отчисляемых в Госиннофонд Украины и других источников...

В связи с тем, что в настоящее время и. о. Директора Исполнительной дирекции Программы по созданию ЕРЦТК Ю. Н. Подвигин находится в командировке, дополнительная информация по финансовым вопросам реализации Программы по созданию ЕРЦТК Вам будет предоставлена позднее.

Вице-премьер Правительства Автономной Республики Крым А. В. Сенченко».

К письму приложены копии постановлений правительства о Программе ЕРЦТК.

Чуда не произошло. Но надо хорошо знать Андрея Сенченко, чтобы ожидать от него чуда. Изворотливый и умудренный опытом закулисных интриг, он понимал, что мой интерес к ЕРЦТК не случаен. И теперь, явно, отрабатывал ходы, используя которые можно было бы меня нейтрализовать.

...Телефонный звонок Андрея Виленовича меня не застал врасплох. К этому времени я успел из других источников получить дополнительную информацию о Программе ЕРЦТК, о «главных действующих лицах» в ней. Узнал, что в апреле 1996 года в Швейцарии побывал Председатель Постоянной комиссии Верховного Совета Крыма по экологии, рациональному природопользованию и земельным вопросам Ю. Кочегаров. Кстати, тот самый Юрий Владимирович Кочегаров, что за несколько дней до истечения депутатских полномочий, то есть, еще находясь в ранге депутата, весной 1998 года стал консультантом этой же комиссии. За что Ю. Кочегарову оказали такую честь?

От Сенченко, с которым, как помнит читатель, мы не сошлись во взглядах по многим принципиальным вопросам, я ожидал нового всплеска негодования. Теперь еще более четко представлял, что может последовать за этим вмешательством в «его» дела. Но на этот раз смущенный голос в трубке невозмутимого обычно Сенченко выдавал, что на том конце провода паниковали. Мне предлагалось «обсудить» возникшие проблемы вне служебных кабинетов.

Вызов принимаю, а в душе — некоторое смятение. Неужто Андрей Виленович решил навести мосты, забыть прошлое, а заодно и признать, что все его опровержения — это лишь личина чиновника, а бросался он во все тяжкие во имя защиты чести мундира?

Не знаю, чьи глаза следили за нами из окон Совмина. Не знаю, кто был готов подключиться к разговору. Но в тот день впервые за многие месяцы общения с Сенченко, я чувствовал его подавленное настроение. Не подчеркнуто уважительное отношение, а скорее, заискивающий лепет срывался с его губ.

«Понимаешь, Владимир Михайлович, — Сенченко подбирает слова, выдавливает их из себя, — «кадастровое» дело надо замять». Далее объявлялась ежемесячная сумма в две тысячи долларов, в виде премиальных «за молчание». Плюс к этому готовность ввести меня в состав Исполнительной дирекции либо Координационного совета ЕРЦТК.

Не могу сказать, что я обалдел от столь заманчивых предложений. Мне просто стало не по себе. И сегодня я не могу дать оценку тому состоянию. Я понимал, что мне предлагают встать на лезвие бритвы и идти по нему.

Нужно ли начинать это опасное движение? Тем более, когда ты , набивший уже немало шишек, находишься в том периоде жизни, который называется зрелостью? Нет, думаю. Это мне ни к чему. С этими мыслями расстаюсь с вице-премьером, ничего не обещая. В том числе, и сохранить конфиденциальность разговора. Но расставшись с Сенченко, еще более зримо ощутил, что может последовать далее.

Работая в Постоянной комиссии Верховного Совета Крыма по экологии, рациональному природопользованию и земельным вопросам, я несколько раз соприкасался с кадастрацией полуострова. Теперь же определенно и более четко понимал, что в Крыму разворачивается страшное действо под благим предлогом создания ЕРЦТК. Мне уже было известно: черновую работу, от аэрофотосъемок до создания топографических планов за счет госзаказа, оплаченного из госбюджета Украины проделали специалисты Укргеодезкартографии. Исполнительная дирекция заказала Укргеокартографии цифровые карты Симферополя и Судака. Работники подведомственной Сенченко дирекции лишь перевели эти данные в другой формат и закодировали кварталы. Картографирование одного номенклатурного листа масштабом 1:2000 стоит 500 гривен (государственные расценки). Симферополь «лег» на 119 листов, Судак — вместился на 30. Подсчитайте. Затраты — в пределах 79500 гривен. Возможны некоторые дополнительные расходы, но в общем выходит, что вся работа, представленная в финансовом отчете дирекции Совмину стоила не больше трехсот-четырехсот тысяч гривен и никак не семь с половиной миллионов. Так что тот, кто умеет считать — сможет понять, насколько уже на первом этапе своей деятельности «обкадастрировали» крымский бюджет А. Сенченко и Исполнительная дирекция ЕРЦТК.

Имеется выписка из заключения экспертной комиссии Укргеодезкартографии:

«Надо сказать, что функции создания и координации работы по созданию геоинформационного банка данных постановлением Кабмина Украины возложены на Главное управление геодезии, картографии и кадастра при КМУ... Следует подчеркнуть, что дублирование функций приводит к необоснованным финансовым затратам, и в конечном счете — к нерациональному использованию финансовых средств. Техническое задание было выполнено Главным управлением в лице Крымгеоинформатики еще в 1994 году. Фактически данные работы продолжаются и сейчас, однако темпы их диктуются объемами финансирования. Считаем целесообразным объединить средства Крымгеоинформатики и Исполнительной дирекции»...

Однако «рациональное использование бюджетных средств» как раз-то и не входило в планы доморощенных кадастроведов. Они хорошо понимали, что за объединением средств двух дублирующих друг друга ведомств, последует неизбежный в этом случае контроль со стороны Укргеодезкартографии. Причем, не только за ходом и качеством работ, но и за использованием финансов. А это, в свою очередь, лишило бы А. Сенченко и Ко возможности дальнейших манипуляций финансами Исполнительной дирекции. Таким образом, иссяк бы питавший их «золотой источник», каковым последняя по существу и являлась.

Куда проще было, считали местные кадастроведы, заполучить для Исполнительной дирекции функции геодезического контроля и картографического фонда! Именно с таким предложением и обратился, подхвативший из рук А. Сенченко эстафету кадастрирования полуострова, другой известный активист Партии экономического возрождения, член Президиума ее ЦК, директор завода «Фиолент», а с июня 1997 года к тому же и заместитель председателя Совета министров Крыма — Александр Сергеевич Баталин.

В ответ на свое «рацпредложение» кандидат технических наук и вице-премьер Баталин получил следующее разъяснение:

«Контроль выполняется структурным подразделением Укргеодезкартографии — инспекцией Госгеонадзора Украины. Это государственный независимый орган контроля выполняемых работ.

Инспекция, как орган государственной власти, не может быть передана в оперативное управление какой-либо структуре, тем более — Исполнительной дирекции ЕРЦТК — субъекту предпринимательской деятельности, получившему лицензию Укргеокартографии на выполнение работ по созданию регистрационной системы земель Крыма. Поэтому Ваше предложение неприемлемо, поскольку это войдет в противоречие с действующим законодательством. Исполнительная дирекция ЕРЦТК также признана виновной в фактах некачественного исполнения работ по г. Ялта. Просим Вас дать распоряжение Исполнительной дирекции о предоставлении в инспекцию Укргосгеонадзора соответствующей информации для принятия необходимых мер. В. Шелудько, зам. начальника Укргосгеонадзора».

31 января 1997 года для получения лицензии в Госгеонадзор Украины направлено новое штатное расписание ИД ЕРЦТК, где общая численность работающих теперь составляла 12 человек. При этом, подписавший документ директор ИД ЕРЦТК Ю. Н. Подвигин, почему-то сам в это число не попал. Быть может, случилось такое потому, что длительное время числился исполняющим обязанности директора и на момент подачи документа высокой инстанции еще не привык к своему директорскому титулу.

Кроме этого, вызывает немало вопросов и количество работающих в ИД ЕРЦТК людей.

Ну, во-первых. Откуда взялась цифра «12», если, согласно уже упоминавшегося нами правительственного постановления, она определена в семь с половиной единиц? Дополнений на сей счет в данное постановление правительством не вносилось.

Еще более странным представляется цифра, всплывшая на поверхность в декабре 1998 года при проверке ИД ЕРЦТК, проведенной госинспекцией по труду. Согласно материалам этой проверки, в ИД ЕРЦТК аж... 86 (?) работающих. В каком из известных случаев мы имеем дело с подлогом?

Во-вторых, любопытный результат дает и качественный анализ образовательного уровня сотрудников ИД ЕРЦТК. Так, из 12 человек, работающих в Исполнительной дирекции, только пять, то есть меньше половины, имеют высшее образование, еще два специалиста имеют дипломы об окончании техникумов, остальные ведущие специалисты не имеют никакого специального образования вообще, в лучшем случае — это закончившие обычную среднюю школу. И едва ли уместно к их «университетам» относить, как это указано в подписанном Ю. Подвигиным документе, «курсы производственного обучения при в/ч А 3574»?

Но и это еще не все. Из пяти человек, имеющих дипломы об окончании высшего учебного заведения, только два человека, а из двух, закончивших техникумы — один, имеют соответствующее профилю образование. Это — ведущий специалист управления Борисов Владимир Михайлович, закончивший Военно-инженерную академию им. В. В. Куйбышева, специальность «Астрономогеодезия»; главный специалист группы дегитализации, векторизации и фотогромметрии Угаров Сергей Геннадьевич, закончивший Ленинградское высшее военно-топографического командное училище, специальность «Военная аэрофотогеодезия»; и главный специалист сектора наземных средств измерения Лодыгин Алексей Генрихович, закончивший Киевский топографический техникум, специальность «Топография».

Так что с кадрами ЕРЦТК при первом приближении кое-что прояснилось. Но далеко не все.

26 декабря 1996 года состоялось совещание у первого вице-премьера Кабинета Министров Украины В. Дурдинца по вопросу: «О состоянии выполнения указов Президента Украины и решений Правительства Украины по разрешению социально-экономических, этнических и гуманитарных проблем в Автономной Республике Крым». Пункт 5 Решения гласит: «Органам прокуратуры рассмотреть законность постановления правительства АРК, связанных с созданием ЕРЦТК. КРУ до 1 февраля 1997 года завершить ревизию Исполнительной дирекции ЕРЦТК, в ходе которой особое внимание обратить на сбережение денежных средств и материальных ценностей, а также ревизию использованных средств фонда внебюджетных инновационных средств Минэкономики».

Решение зал принял молча. Было тягостно-грустное настроение. Каждый участник совещания понимал, что новая опухоль появилась на лике нашей беспросветно несчастной экономики. И что надо решительно брать в руки скальпель, чтобы избавить всех нас от этой беды. Но кто начнет, кто возьмется за это? Видимо сделать это надлежало тому, кому предписывалось в документе. Вначале кое-какие подвижки были сделаны. А потом снова все затихло. И только насос Исполнительной дирекции ЕРЦТК конвульсивно, раз за разом, дергал из фонда инновационных вложений сотни тысяч гривен. Как будто ничего и не произошло, как будто не было проверок прокуратуры и КРУ...

23 июля 1997 года на сессии Верховного Совета Крыма мною был обнародован факт вопиюще безответственной траты народных средств. За первое полугодие 1997 года только представительские расходы «кадастроведов» из Исполнительной дирекции ЕРЦТК составили 1 млн. 429 тыс. 792 гривни. Это кого же надо было принимать, что подавать к столу и т. д. и т. д., чтобы столько истратить?! А скольким бездомным и голодным можно было бы за эти миллионы и тысячи понастроить жилья и приготовить обедов?!

Выступая в этот день на сессии Верховного Совета, я обратился к депутатам с предложением исключить из статьи «прочих расходов» содержание Исполнительной дирекции по созданию ЕРЦТК и направить средства в сумме 77,7 тысяч гривен на поддержку образования в Крыму. В тот же день мною было оформлено это предложение письменно и направлено в Постоянную комиссию Верховного Совета по экономической и бюджетно-финансовой политике (ей было поручено обобщить все предложения и замечания по республиканскому бюджету и предоставить на утверждение сессии).

В сентябре 1997 года на мою просьбу проинформировать о результатах проверки ЕРЦТК был получен ответ из Прокуратуры Автономной Республики Крым. Прокурор республики государственный советник юстиции 3-го класса В. В. Шуба был более чем лаконичен:

«... как установлено, ЕРЦТК было создано для решения вопросов государственного управления, отнесенных к ведению Совета министров Крыма, в условиях постоянно меняющихся реалий рыночной экономики и не противоречит требованиям ст. ст. 10 и 12 Закона Украины «Об информации».

Финансирование мероприятий по созданию ЕРЦТК осуществляется в соответствии с «Договором о бюджетных взаимоотношениях между Правительством Украины и Республики Крым на 1994 год», а также протоколами о продлении срока действия указанного договора от 25.01 и 25.10.1995 г. В том числе за счет средств регионального инновационного фонда Крыма и государственного инновационного фонда Украины.

Действия Совета министров Крыма о взимании средств с государственного инновационного фонда для финансирования ЕРЦТК опротестованы.

По сообщению председателя Совета министров Крыма Демиденко А. Ф. от 25.05.97 г. № 01-08/719 с февраля т. г. финансирование программ за счет средств Госиннофонда Украины прекращено».

Исполнение ответа на депутатский запрос не вызывает нареканий. Но в очередной раз основные действующие лица выводились за рамки текста. В который раз «генерал-кадастровед» А. Сенченко оставался ни при чем. К какому богу теперь взывать, какого прокурора умолять, чтобы за красивостью слов и важности ЕРЦТК увидел конкретных чиновников, отнюдь не радеющих за нашу бедную Родину, а делающих ее еще беднее по той причине, что парад вершит вседозволеность.

В середине 1997-го года в очередной раз власть в Крыму переменилась, и для ИД ЕРЦТК наступили невеселые времена. Дирекцию не ликвидировали, но с деньгами стало туго. Первый серьезный удар по Исполнительной дирекции нанесла прокуратура автономии, которая принесла протест на все постановления Совмина, касающиеся создания ИД ЕРЦТК. Мнение прокуратуры однозначно: созданная Совмином Крыма ИД ЕРЦТК «противоречит существующему законодательству». В марте 1998 года правительство Крыма признало протест обоснованным. Одновременно прокуратура направила исковое заявление в Высший арбитражный суд Украины о взыскании с правительства Крыма почти трех миллионов гривен в пользу Крымского отделения Госиннофонда. Иск был удовлетворен, однако коллегия Высшего арбитражного суда отменила это решение и направила на новое рассмотрение в Арбитражный суд АРК.

Заметим, что судья М. Гусак, который вел заседание по иску прокуратуры АРК, всегда отличался основательностью. Его решения, принятые в Высшем арбитражном суде Украины, практически никогда не отменялись. Тем не менее, судебная коллегия в составе заместителя председателя Высшего арбитражного суда Гречковского и судьи Чернова 29 октября 1998 года пересмотрела решение, сославшись на необходимость направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Автономной Республики Крым.

Хотя, согласно ст. 14 Арбитражного кодекса Украины дело, в котором одной стороной является Совет министров АРК, должен рассматривать Высший арбитражный суд Украины. На это, в частности, обращает внимание прокуратуры автономии заместитель Генерального прокурора Украины С. Винокуров в своем письме от 24 декабря 1998 года.

Почему и кто заказал метаморфозы? Этот вопрос многим не дает покоя. Сегодня даже невооруженным глазом видно, сколь воспряли духом и почувствовали себя неуязвимыми руководители ИД ЕРЦТК после такого поворота событий. Хотя, как убедились, этот поворот, сам по себе идет вразрез с законом. Остается уповать на суд Божий. Ибо тщетными оказываются даже усилия Генеральной прокуратуры Украины, направившей в прокуратуру Крыма послание взять под контроль рассмотрение Арбитражным судом автономии дела ИД. Все бестолку.

В итоге, не имеющий законного права рассматривать данное дело, Арбитражный суд Автономной Республики Крым принимает решение в пользу ИД ЕРЦТК. А это значит, что золотоносная река кадастровой деятельности будет в прежнем русле нести свои бурные потоки в бездонные карманы швейцарско-украинско-крымских мафиози.

***

— Да, нас проверяли-перепроверяли! Сколько можно?! — возмущаются кадастраты. — Все у нас в порядке! Чего же еще нужно?

Да, действительно, ИД ЕРЦТК проверялась. Но проверять можно по-разному. Проверку можно осуществить, скажем так,.. доброжелательно. И тому есть немало ярких примеров, скорее результатов. Но ведь ИД ЕРЦТК не только проверяли. Даже до суда дело дошло... И что же?

Телега судебного разбирательства со скрипом взобралась на вершину, с которой во всей неприглядности открылась одна из сторон деятельности Дирекции. Но затем со страшным грохотом скатилась вниз, очевидно, не без чьей-то помощи.

Вот он, яркий образчик того, как можно осуществить не просто проверку, а даже судебное разбирательство, не принимая во внимание не только доказательства, доводы, постановления, но и сам ЗАКОН. Причем, речь идет не об ошибке, поверхностном подходе или некомпетентности судьи. Нет! Закон нарушается сознательно, причем, судью не смущает то, что это известно сторонам, интересы которых отстаивает прокуратура! Вот так. Законодательство — законодательством, а судопроизводство — судопроизводством (возможно, судья Арбитражного суда Автономной Республики Крым Ковтун посчитала, что закон несовершенен, несправедлив, а посему прислушивалась при принятии решения, ну, скажем, к собственному сердцу)...

И как тут не согласиться с генералом Г. Москалем?! Вот что он сказал на заседании Координационного комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при Президенте Украины: «Создается впечатление, будто они (судьи — В. З.) живут в другом измерении. Как можно получать деньги из государственного бюджета, выносить решения и приговоры от имени государства, работать на основе законов, принятых государством, и быть независимым от государства? Как можно жить в государстве и быть от него независимым не только в Крыму, но и в любом другом регионе? Фактов, подтверждающих сказанное, великое множество.

Закон Украины «О статусе судов», принятый ВР Украины еще в 1992 году, несовершенен и требует срочной переработки. Статья 3 этого Закона «О независимости судов», по моему мнению, видимо, должна быть изложена в такой редакции: «Суды в своей деятельности служат интересам государства и его граждан, стоят на их защите на основе действующего законодательства». Интересы государства и его граждан, а не интересы отдельных судов должны быть поставлены во главу угла».

Г. А. Минаева считает, что все на свои места расставила бы комплексная проверка деятельности Дирекции комиссией, в которую, помимо представителей правоохранительных и компетентных органов, вошли бы также независимые эксперты из числа отраслевых специалистов, депутаты Верховного Совета. Наивная Галина Алексеевна! (Простите мне фамильярность). Для Дирекции и ее покровителей проверка такой комиссией — как осиновый кол для вурдалака.

Ведь в этом случае одним можно сушить сухари, другим расставаться с креслами в казенных, но роскошных кабинетах.

Прочитав письмо, подготовленное Минаевой в адрес Совмина и ВС Крыма, Подвигин, обращаясь к ней, на мгновение потеряв характерные для него самоуверенность (с чем черт не шутит, а вдруг создадут комиссию) дрогнувшим, но искренним голосом спросил: — Галина Алексеевна, неужели Вы хотите, чтобы меня посадили?..

Ю.Н. Подвигин, директор ИД ЕРЦТК, Подвигин Ю.Н.

Ю.Подвигин, директор ИД ЕРЦТК. И "хороший парень".

Пока пронесло. Благодаря преданным соратникам А. Сенченко — С. Ефимову и С. Велижанскому умело «прикрывающим» Дирекцию. Хотя ни у Ефимова, ни у Подвигина с Велижанским и Ко нет абсолютной уверенности в том, что Дирекцию удастся сохранить. Да они и сами, вероятно, не прочь спрятать концы в воду, — уж больно наследили резвые кадастроведы, слишком много хвостов тянется. Но считают, что упускать ситуацию из-под контроля нельзя. Чтобы обеспечить преемственность в «работе с бюджетом», как говаривал их шеф Сенченко, уже подготовлен запасной отходной вариант — постановлением правительства соответствующие кадастровые функции вменены Комитету по науке и региональному развитию, возглавляемому С. Ефимовым. Туда, в случае крушения Исполнительной дирекции, плавно перейдут и кадры, обученные в Швейцарии на наши с вами деньги, и бюджетные потоки...

Для более глубокого понимания происшедшего следует пояснить, что кроме Государственного инновационного фонда Украины был еще один инновационный фонд — при Министерстве экономики Крыма, откуда практически все деньги уходили “на кадастр”.

В 1997 году председатель Совмина А. Франчук неоднократно требовал дать информацию по расходованию средств этого фонда. И. о. министра экономики Татьяна Степановна Шандра умудрилась проволокитить это дело более чем полгода. Она находила постоянные отговорки и ссылки на то, что нет на месте сотрудника, или нужно что-то проанализировать, обобщить и т. д. Другими словами, использовались все классические приемы аппаратной волокиты. При этом делалось главное дело: затягивалось время. А потом — грянули выборы, тема кадастрирования отошла на задний план, а там и Франчук пожелал всем страждущим успехов под крымским небом, перебравшись в столицу Украины.

Шандра Т.С., Т.С. Шандра, Шандра Татьяна Степановна, Татьяна Степановна Шандра

Т.Шандра. Всем исполнителям - исполнитель, даже заказчикам.

Но Т. С. Шандра осталась. Практически из-под ее пера появилось письмо от 26.02.98 г. о финансировании программы по созданию ЕРЦТК на 1998 год. Она, что называется, камня на камне не оставила от предложенного проекта письма, усилив его своими категоричными распоряжениями. В конечном счете, этот документ приобрел такой окончательный вид: «Министерство экономики рассмотрело обращение Исполнительной дирекции программы по созданию Единого республиканского цифрового территориального кадастра и предлагает.

Учитывая важность взаимодействия земельного, водного, лесного, градостроительного и других кадастров с регистрационными, инвентаризационными, статистическими и иными информационными фондами и мониторингом сферы обитания при принятии управленческих решений Исполнительную дирекцию по созданию Единого республиканского цифрового кадастра считаем необходимым ввести ИД ЕРЦТК как структурное подразделение в состав Совета Министров. Обеспечить финансирование деятельности данного подразделения и разработку единого республиканского территориального цифрового кадастра за счет средств республиканского бюджета Автономной Республики Крым.

Поручить ИД ЕРЦТК на заседании Совета министров Автономной Республики Крым в 1 квартале текущего года доложить программу разработки цифрового кадастра, этапность ее выполнения».

Как показывает развитие ситуации в последние месяцы, Татьяна Степановна Шандра в кадастровой эпопее фигура далеко не случайная и уж, во всяком случае, не второстепенная. Интересы сподвижников Сенченко, тандема Ефимов-Подвигин она отстаивает твердо и последовательно, как львица бьется за любимое детище Андрея Виленовича.

Несмотря на назревающий скандал, протесты прокуроров, она упорно держит оборону и, памятуя наказ былого вождя «промедление смерти подобно», время от времени переходит в наступление.

Так, в феврале 1999 года на соответствующий запрос директора научно-исследовательского центра «Прогресс» и Постоянной комиссии Верховного Совета АРК по экологии и чрезвычайным ситуациям как ни в чем не бывало уверенно отвечает: «Работами по цифрованию, картографированию и созданию электронных карт занимается Исполнительная дирекция единого республиканского цифрового территориального кадастра. Из-за недостаточного финансирования этой организации на текущий год не предусмотрено создание карты минерально-сырьевого комплекса (полезных ископаемых) Автономной Республики Крым». Вот, оказывается, в чем беда — денег маловато отпускается ЕРЦТК, а то бы они столько нацифровали и накартографировали, что...

Как бы там ни было, но голос Т. Шандры был услышан. Заложили в проект бюджета на 1999 год 3 млн. гривен «на кадастровую деятельность».

15 марта 1999 года Г. А. Минаева побывала в бюджетной комиссии Верховного Совета Крыма и высказала свою отрицательную позицию по поводу выделения этих самых 3 млн. гривен на кадастровую деятельность, представив соответствующие документы.

На следующий день, то есть 16 марта, накануне сессии Верховного Совета, состоялось заседание той же комиссии, на котором состоялось обсуждение бюджета с участием представителей правительства. Главные «кадастроведы» Ефимов и Подвигин по тактическим соображениям не изъявили желания участвовать в заседании. Но и без них вопрос решался более чем положительно. У «проекта А. Сенченко» нашлись высокие покровители, сумевшие уже одним своим присутствием убрать многие знаки вопроса. Помимо С. Велижанского, в правоте которого сегодня мало кто позволит усомниться, что само собой разумеется, активно, даже страстно защищали «расхитительную» статью крымского бюджета министр финансов Л. Денисова и народный депутат от Евпатории, он же начальник КРУ И. Бурей. К слову, как выяснилось, последний к началу заседания уже оказался «в теме», поэтому отстаивал интересы известной компании настолько яростно, что в тот же день началась проверка КРУ... Нет, не в ИД ЕРЦТК. Там, по глубокому убеждению господина Бурея, все гладко, а в «Крымгеоинформатике», возглавляемой Минаевой. Ну, кто подумает, что очередное совпадение свалилось с неба?!

И.Бурей, Бурей И., Бурей Иван, Иван Бурей

И.Бурей. Самый главный, но не отважный в КРУ.

Проверка ведущим контролером-ревизором проводилась тщательно. Подготовленный акт для предприятия был «убийственным», однако сотрудник КРУ успокаивала Минаеву: «Ничего страшного, Вам нужно переговорить с нашим начальником отдела, он поможет найти выход из ситуации».

Чиновник выражал сочувствие, однако, выяснив, что Минаева не собирается о чем-то договариваться и не только не намерена безропотно подписывать акт, а будет оспаривать его в установленном порядке, расстался, мягко говоря, холодно.

После того, как 31.03.99 г. «Крымгеоинформатикой» в КРУ были переданы «Разногласия к акту ревизии» с приложением экспертизы аудиторской фирмы, буря мгновенно утихла. Надолго ли? Вероятно, до тех пор, пока «команда» не спланирует новую акцию. Единственное в чем можно быть уверенным: работники КРУ по инициативе Бурея и КО… не будут направлять свои стопы в сторону ИД ЕРЦТК. Им заведомо известно: «Там все в ажуре».

Что и говорить: завидное чутье у И. Бурея. И кадрами он не разбрасывается. Недавно, например, Иван Бурей осчастливил Евпаторию, Саки, Сакский, Черноморский и Раздольненский районы назначением В. Селиванова – своего соратника по партии экономического возрождения начальником регионального контрольно-ревизионного отдела. Такой шаг мало назвать безрассудным. Назначить человека, поставившего на грань банкротства долгие годы возглавляемый им Военторг, раздавший почти все его объекты в аренду коммерческим структурам с сомнительной репутацией – это ли не вызов всем честным евпаторийцам?!

Достаточно напомнить, что на территории Военторга свила гнездо такая структура, как концерн «Ай-Петри» (что это за предприятие хорошо известно работникам городских отделов СБУ и милиции), здесь у господина Селиванова частыми гостями были В. Шевьев, А. Данелян, В. Кузин (брат Сергея Воронкова), А. Белых («друг» бандита Юхненко), здесь же проводились заседания горкома ПЭВ. К слову, его служебным кабинетом остался тот же, что и в бытность начальником Военторга.

Данное назначение вызывает удивление и потому, что крымское руководство с высоких трибун заявившее о некоей новой кадровой политике на полуострове, попросту этим шагом в очередной раз показало им, простым гражданам, истинную цель своей «кадровой политики». Господин Бурей подтвердил это.

***

— Может ли сын кузнеца стать генералом? — однажды ошарашил вопросом один старый знакомый.

— А почему бы и нет... — начинаю размышлять. — Теоретически да, а как на самом деле?.. Бывает, наверное и такое...

— То-то и оно, что бывает. А вообще-то генеральских должностей не много, а у генералов есть свои сыновья и какое им дело до чьих-то детей... Как, например, у партийной верхушки...

Этот разговор на тему о преемственности поколений почему-то вспомнился, когда просматривал книжку «Кто есть кто?» И вот какая закономерность обнаружилась: кто в доперестроечное время из обкомовского кабинета звал на претворение в жизнь решений съезда партии или стучал в грудь, доказывая, что не расстанется с комсомолом, будет вечно молодым, тот и сегодня неплохо устроился. Как правило, такой «новый» русский или украинец помимо соответствующего руководящего кресла имеет до десятка фирм, правда, не всегда зарегистрированных на свое имя. Все, мол, меньше подозрений. Но чем, скажем, теща или жена — не родственники? А почему нельзя использовать своего «старика» — бывшего инструктора орготдела? Не то главное, на чье имя фирма зарегистрирована, а то, чтобы и в твой карман копеечка капала...

Не берусь судить, как сложилась бы дальнейшая судьба А. В. Божко, не ударь в голову Горбачеву мысль затеять перестройку, да не зашмыгай носом в критический момент один из главных гэкачепистов. Словом, остался Александр Васильевич в истории крымского комсомола одним из последних первых секретарей. Куда податься, если на ударных стройках в тайге смолкли топоры лесорубов, не в чести хрущевская кукуруза и целину осваивать не надо?..

Спасибо, партия до развала страны подбросила приличную идею — обзавестись фирмами. Как нельзя, кстати. Божко, которому, судя по всему на роду было предписано быть первым, и здесь оказался первым. Пока работяги, понявшие начало перестройки, как слом старого, присматривали, от какой стенки отодрать фанерный лист или куда станину от токарного станка пристроить, Божко и иже с ним, без присмотра оставили на фронтоне обкома комсомола гипсовые ордена и принялись сочинять уставы. Нет, не нового союза молодежи, а, естественно, ООО и ОАО. Теперь встреча старых друзей начиналась не с привычного: «Как с ростом рядов?» или «Членские погасили?», а с того, сколько новых печатей в портфеле, какое заковыристое название дал своей фирме и кого в соучредители взял?

А. Божко не отставал от своих недавних подчиненных. Вскоре все три района Симферополя были осчастливлены его активным вторжением в их перестроечную жизнь. Здесь личный пример Александра Васильевича был непревзойденным. Он возглавляет:

Торгово-финансовую фирму «Лилия-92» (Киевский р-н, ул. Лермонтова, 5, кв. 152);

АО «Таврическая страховая компания» (Центральный р-н, ул. Севастопольская, 45);

ООО «Сигма-Крым» (Железнодорожный р-н, ул. Гагарина, 5).

Желание действовать захватывает еще больше. И вот потянулись тонкие веточки все дальше и дальше от родного древа. Евпатория, среди периферийных городов, радуется стремлению господина Божко помочь курорту в решении его насущных проблем. Здесь создается ООО «Евпаторийское агентство АО «Таврическая страховая компания». Соучредителями выступают: Евпаторийское отделение Укрсоцбанка (управляющий Глушкова Л. А.), ООО «Крыминтурвнешторг», ООО «Крымкредит», ООО «Импекс-ЛТД», а также Корогодов А. А., Гойколов С. Г., Воронков С. М. Возглавляет фирму — господин Чудинов С. А.

В 1997 году в числе соучредителей остались «Таврическая страховая компания» и ООО «Крымкредит». Куда делись остальные? Потерпите, читатель, до выхода книги «Евпаторийские тайны» и вы все поймете, какие метаморфозы происходили в местах, где детские пляжи хоть и не покрыты золотоносным песком, сами по себе являются золотыми...

Еще одна фирма, маленькое дитя экономических вожделений А. В. Божко, втиснулась в мир евпаторийских рыночных отношений — «Страховое акционерное общество «Омега-полис», учредители — те же, директор — тот же. Какие еще вопросы будут?

Ах, да! Едва не оставили без основной работы А. Божко. Смешно было бы говорить об этом, не знай, откуда родом Александр Васильевич! Ну, конечно же, из комсомола! А коль так...

Впору вспомнить о всемогущем разворотливом вице-премьере правительства Крыма А. Сенченко. Уж он-то своих из виду не упускает. Они для него, что пальцы на руке. А Божко — так это самый большой палец. Потому что был первым секретарем, а Андрей за ним значился вторым в списке, это и предопределило дальнейшую роль А. Божко в жизни крымского полуострова, а заодно, и в жизни любовно выпестованного Сенченко ЕРЦТК.

Историк по образованию, А. Божко, не без помощи А. Сенченко был назначен на должность зам. главы налоговой администрации АРК — начальника организационно-распределительного управления в налоговой администрации. Сегодня на его подпись ставится главная печать ведомства. В принципе, вопросов могло бы и не быть. В конце концов, не Боги горшки обжигают! Прошедшие же школу комсомольской работы, как показывает время, могут все. Никто не сомневается и в способностях Александра Васильевича. Только не об этом речь.

В самый раз пришло время вспомнить акты проверок ЕРЦТК Государственной налоговой администрацией Автономной Республики Крым, чтобы провести некоторые параллели между ними и «своими» людьми, расставленными в контролирующих органах, Сенченко... Акты эти всегда были практически безупречны. Сомневающихся отсылаю, в частности, к итогам проверки ИД ЕРЦТК 6 августа 1997 года.

Весьма интересным, с точки зрения объективности, выглядит еще один акт, рожденный в стенах ИД ЕРЦТК, на этот раз крымскими ревизорами 1-6 ноября 1996 года. Слегка пожурив проверяемых за мелкие нарушения в финансово-хозяйственной деятельности, главный контролер-ревизор КРУ В. Ляшенко попросту закрыла глаза на серьезные нарушения, которые были обнаружены в деятельности дирекции в январе 1996 года. В чем их суть? А в том, что проводивший проверку по указанию Глав. КРУ Украины зам. начальника КРУ в Луганской области В. Загрядский, тогда четко указал, что в ИД ЕРЦТК нет контроля за выполнением договорных обязательств на поставку компьютерной техники и программного обеспечения. В. Ляшенко же записала в акте: «...Загрядским В.В. по вопросу поступления и использования бюджетных и внебюджетных средств в 1995 г. нарушений не установлено (справка от 17.01.96 г.)».

Хочу, чтобы справедливость восторжествовала! Зачем же так «опустили» приезжего чиновника? Читайте строки из акта В. В. Загрядского:

«Согласно договору № 3-1С от 01.12.95 г. с фирмой «БС-Холдинг-ЛТД» на поставку комплекса компьютерной техники... произведена оплата в сумме 500 млн. крб. Срок поставки по договору составляет 45 дней. По состоянию на 17.01.96 г. компьютерная техника не поставлена. В договоре не предусмотрены штрафные санкции за не поставку или несвоевременную поставку оборудования». «Согласно договору... с фирмой КЭШ ЛТД на поставку вычислительной техники... произведена оплата в сумме 2100 млн. крб. ... На момент проверки оборудование не поставлено». «Согласно договору... с объединением «Технохимкомплект» на поставку оргтехники и расходного материала... оплачено 430 млн. крб. В связи с невыполнением договорных отношений, денежные средства были возвращены...» «Согласно контракта... с фирмой «NFG Corporatis» на поставку программного оборудования и программного обеспечения 28.12.95 г. было перечислено 99 743 долларов США, затраты на приобретение валюты составили 18 105 млн. крб.»

При безукоризненности расчетов, сделанных приезжими ревизорами, акт к сожалению, не содержит сведений о том, что половина названых фирм, с которыми заключены договоры на поставку компьютерной техники, принадлежат А. Сенченко. Они же, напомню, являются учредителями АБ «Крымкредит», где открыты счета ИД ЕРЦТК. Такие вот «договорные» отношения. Вот где «прокручивались» наши с вами деньги. Хотя и это не сполна проливает свет на происходившее под крышей Исполнительной дирекции ЕРЦТК.

15 ноября 1996 года дирекция ЕРЦТК заключила контракт с фирмой «Plastedil S. A.» на проведение комплексного пилотпроекта «Система управления территорией Большая Ялта». Стоимость работ по контракту — 1 470 000 долларов США, включая стоимость поставляемого оборудования. «Крымгеоинформатика» снова не берется во внимание. Как не вспоминают и о том, что ИД ЕРЦТК на момент заключения контракта являлась органом исполнительной власти и не имела права заключать хозяйственные договора.

Вызывает недоумение то, с какой легкостью руководство дирекции пошло на эту сделку. Наверное, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что кадастрирование уже само по себе предполагает работу с секретной информацией. Той информацией, которая должна храниться за семью замками. В нашем случае речь идет о площади, составляющей около 300 км2, о полосе местности вдоль моря шириной от 2 до 6 км. А это, наверное, совсем немало, чтобы понять, насколько она важна для безопасности рубежей Украины и России.

Как-то прочитал в газете, что за пару лет до войны в Персидском заливе там тоже делали кадастр. И нет ничего удивительного, что потом ракеты точно «знали» куда им лететь: компьютеру, как известно, все равно, в каких целях заложена информация. Так почему наши сведения должны быть известны абсолютно чужой швейцарской фирме? Кстати, по одному из сообщений, попавшей в поле зрения «Интерпола», как причастная к наркобизнесу (глава фирмы Микелле Кретти погиб в 1997 году в автомобильной катастрофе при загадочных обстоятельствах).

Я далек от мысли, что столь дерзкий проект директор Исполнительной дирекции ЕРЦТК Юрий Подвигин не согласовал с руководителями правительства Крыма. Видимо, не была случайной и поездка Андрея Сенченко с министром Совета министров Олегом Гавриным в Швейцарию сразу после заключения сделки с этой фирмой в ноябре-декабре 1996 года? Какова ее цель -догадаться не сложно. Так что к событиям вокруг ЕРЦТК приобщаются все новые и новые люди.

Впрочем «новыми» едва ли их можно назвать.

Взять того же Олега Михайловича Гаврина. Его биография — типичная для бывшего комсомольского и партийного работника (в 70-х годах — зав. орготделом Железнодорожного РК ЛКСМУ, учился в Академии общественных наук при ЦК КПСС, был секретарем горкома партии).

Перестройку воспринял всей душой, благодаря ей, получил ряд высоких должностей в коммерческих структурах: исполнительный директор предприятия «Электон-керамик», генеральный директор ЗАО «Южная нефтяная компания», директор Фирмы «Паола». С марта 1996-го по июнь 1997-го и с мая 1998-го управляющий делами (министр Совета министров Крыма). Почти год трудился над созданием движения «Крым — наш дом», как раз в то время, когда этот «дом» активно, по бревнышку да по кирпичику растаскивали ближайшие соратники по Совмину, переправляя их поближе к своим фирмам. Видел, это, конечно, и Олег Михайлович. Но перечить «хозяевам» в их доме не смел, да и, судя по всему, не хотел. А кое-где и свою руку приложил, дескать если им можно, то почему нельзя мне?

О. Гаврин, Гаврин О.

О.Гаврин. У него - все в "ажуре".

Его ценят на воле и помнят в неволе.

В ноябре 1996 года министр правительства автономии О. Гаврин поставил свою подпись под приказом № 14 «О передаче основных средств». Это значило, что с баланса Управления административным зданием правительства Автономной Республики Крым на баланс коммерческой фирмы НПП «Луч» передавалось здание, расположенное в Симферополе по ул. Чехова, 19, а также оборудование для производства типографских работ на общую сумму 75 тысяч гривен. Более чем скромная оценка здания бывшего детсада, расположенного в центре столицы может вызвать кривую улыбку, а уж стоимость типографского оборудования — вообще повергнет в шок. Где это такие цены нашли совминовцы, чтобы беспрепятственно начать совершенствовать «структуру управления административным зданием»? И какой смысл всего этого, если и сегодня коммерческая типография, облаченная в замысловатое НПП «Луч» функционирует в здании Совмина, продолжая выполнять госзаказы? Не знаю, задал ли такой вопрос О. Гаврину кто-нибудь из работников прокуратуры, как не знаю и другого: чем министр О. Гаврин руководствовался, списывая долг сбежавшего за границу А. Сенченко за услуги мобильной связи в сумме 3212 гривен за счет сметы правительства? Как, впрочем не знаю и того, на каком основании О. Гаврин самолично освободил пансионат «Море» от арендной платы, подменив, таким образом, органы власти. А куда пошли эти деньги? Уж явно, не в тощий бюджет АРК.

Вообще-то подпись О. Гаврина в Крыму имеет какую-то магическую силу. Одно время, говорят, за ней охотились так, как некогда желали заполучить автограф космонавта. И вот почему.

Если до назначения председателем Совета министров Крыма А. Демиденко, жулики и всякого рода проходимцы имели возможность козырять удостоверениями сотрудников аппарата и помощников депутатов Верховного Совета Крыма, то после прихода в Совет министров А. Демиденко, к процессу легализации этой публики присоединилась и исполнительная власть.

Именно в период формального правления в Крыму Аркадия Демиденко (а фактически, тандема Сенченко-Гаврин) получили официальные прикрытия в виде удостоверений советников, помощников и прочих действующих лиц представители «Ай-петринцев» и «Сейлемовцев». В частности, находящийся в настоящее время в розыске активнейший член преступной группировки Сергей Крюков. В книге «Крым бандитский» как раз и помещено такое его удостоверение, правда, на странице стыдливо прикрыта та его половина, где стоит подпись лица, выдававшего этот документ. Почему? Очевидно, чтобы не смущать ни господина О. Гаврина, ни господина А. Демиденко. Один из них подписывал, а другой выдавал удостоверение. О. Гаврин и сегодня сидит в кресле уютного совминовского кабинета и кто знает, кому из не менее «уважаемых», чем Крюков, людей Крыма он вручает сегодня удостоверение?..

Кстати, с приходом к руководству крымским правительством А. Демиденко произошел передел бюджетной «кормушки». Сенченко вынужден был подвинуться и согласиться, что наряду с его «Крымкредитом» бюджет будет «дербанить» детище Аркадия Демиденко и Михаила Виткова — «Черноморский банк» (векселя, муниципальные займы и т.д.).

В середине декабря 1996 года в выступлении с трибуны Верховного Совета я обвинил Правительство Крыма и лично А. Демиденко в связях с мафией. Такого растерявшийся Аркадий Федорович не ожидал. В ответ бросил что-то оскорбительное, ставшее цитатой дня для местных акул пера, которые тут же поспешили обнародовать ее в печати. Перепалки не последовало. Но! Через некоторое время Демиденко заявил, что подаст на меня в суд за оскорбление.

К такому развитию событий я был готов. Ибо то, что многие постарались не услышать в зале Верховного Совета, я был готов сообщить в зале суда. Но дальше сказанного Демиденко почему-то не пошел, мой вызов отстоять свою честь не принял.

Правда, через неделю А. Демиденко снова пригрозил судом. А было это так.

Меня пригласил по какому-то вопросу председатель Верховного Совета В. А. Киселев. Я поднялся на шестой этаж и здесь встретил А. Демиденко, представителя Президента Украины в Крыму Д. Степанюка, какого-то чиновника из Киева, а также руководителя Секретариата ВС Крыма В. Локтионова и бывшего члена крымского правительства В. Щербину. Демиденко, собравшийся было уходить, нажимая на кнопку вызова лифта, говорит мне: «Я дал указание подготовить материалы для обращения с иском в суд». На что я ему сказал: «А вы хорошо подумали? Вы ведь вряд ли выиграете». Демиденко, улыбнувшись говорит, что у него нет в помощниках-советниках представителей мафии и поэтому он выиграет дело.

Тогда в присутствии уже указанных выше лиц, я напомнил смущенному Аркадию Федоровичу одну из хорошо известных в криминальном мире фамилий.

До сих пор не могу забыть ответ Аркадия Федоровича. Знаете, что сказал он мне?

— Так это когда я был вице-премьером...

Стоявшие рядом В. Локтионов и В. Щербина от услышанного остолбенели, киевский чиновник непонимающе моргал глазами, а представитель Президента Украины Д. Степанюк, чтобы разрядить обстановку, взял меня под руку и, отведя в сторону, сказал: «Ты правильно говоришь, но кому это надо, зачем ссориться из-за чепухи? Давай, все забудем» и, повернувшись, вошел вместе с Демиденко в лифт.

После этого я больше ни разу не слышал от Демиденко ни слова о желании подать на меня в суд за обвинение в связях с мафией. Очевидно, крепко подумал.

***

26 июня 1995 года Президент Украины подписал Указ «О неотложных мерах по устранению нарушений законности и правопорядка в Автономной Республике Крым». Столь пристальное внимание главы государства к сложившейся ситуации на полуострове было неслучайным. Как свидетельствовали сводки ГУ МВД Украины в Крыму, за 1994-й год здесь были совершены почти 31 тысяча преступлений. Не принес сколь-нибудь значительного улучшения криминогенной ситуации и год 1995-й. В первые же его месяцы от рук убийц погибли более восьмидесяти человек. Орудием преступлений явились ножи и топоры, пистолеты и автоматы, казалось, что вслед за этим в ход будут пущены танки и самолеты.

Самые видные места местных газет, где совсем недавно писалось о надоях молока и об успехах рыбаков, о сошедших с крымских конвейеров телевизорах, теперь отводились результатам разборок «сейлемско-башмаковских», «дзюбинских» и «грековских» группировок. Словно фронтовые сводки потрясали читателя «заказные» убийства, приводили в ужас многочисленные взрывы, содрогнувшие в прямом и переносном смысле Крым.

Народ негодует, ноародное выступление, митинг, перед ВС Крыма

Народ негодует...

«Мафия — наш рулевой?» — вопрошала известная служба социологии Крымского центра гуманитарных исследований (Крымская правда, 4 января 1995 г.). На вопрос: «Кому принадлежит реальная власть в Крыму?» были получены, в процентах, такие ответы:

1 — народу

1 — службе безопасности

2 — премьер-министру

2 — президенту

3 — украинским структурам

10 — Верховному Совету

21 — затруднились ответить

58 — мафии.

По мнению жителей республики, мафиозные группировки Крымского полуострова имеют только три отличия от аналогичных объединений острова Сицилия. Первое: наша мафия не принадлежит к тайным обществам, так как даже дети знают количество преступных кланов в каждом городе, фамилии главарей, зоны их влияния. Второе: наши мафиози, в отличие от зарубежных, жилые кварталы для бедных не строят. Третье: не в пример итальянскому правительству, попытки которого искоренить мафию остаются безуспешными, крымское правительство таких попыток даже не предпринимает. А потому, если на Апенинском полуострове члены мафиозных кланов (от мелких сошек до заправил) хотя бы периодически попадают под суд, на Крымском полуострове участники подобных группировок «попадают» только под очередные постановления о борьбе с ними.

Трудно возразить. Не из газетных публикаций, а опираясь на аргументы, документы, полученные из соответствующих органов, я знал не только это, но и другое. Что все эти банды заботливо вскормлены властью. Ибо власть не особенно журила их за воровство и спекуляцию, позволила им подмять под себя кооперативное движение, а теперь, когда капиталы вложены в коммерческие банки и процветающие фирмы, она позволила им занять кресла в Верховном Совете и правительстве Крыма. Дальше, как говорят, идти некуда. Да и незачем, — не за тем сюда явились...

Для тех, кто пришел сюда, чтобы лоббировать интересы своих фирм и множить капиталы на их счетах, депутатские мандаты и мягкие чиновничьи кресла пришлись кстати. Забегая вперед, скажу: не было бы позорного для всех нас самопохищения спикера Евгения Супрунюка, не мял бы бока на тюремных полатях бывший военный летчик Василий Шпилькин, не приведи, мафиозные структуры, их к рычагам власти. Речь идет даже не о том, сколько лично мне пришлось потрепать здоровья в борьбе с бесчестьем, речь, скорее, о другом.

Как можно было правоохранительным органам не слышать и не видеть происходящего в сессионном зале и далее за стенами здания Верховного Совета? Я знаю, что фальсифицированная история оскорбляет. Потому с точностью до 100 процентов говорю: я, а не Марк Агатов в своих детективных книжках открыл историю похищения Супрунюка, я, а не Татьяна Рябчикова с Михаилом Бахаревым, впервые поведал крымчанам об авиамахинациях Шпилькина, наконец, я, а не Анушаван Данелян рассказал не сказку, а правду коллегам об истинной жизни Владимира Шевьева.

Более чем странным сегодня может показаться, почему не сделали это представители правоохранительных органов? Хотя должны были это сделать!

Сегодня же можно услышать, что не их вина в этом. Дескать, они все знали, понимали трагичность происходившего, но складывавшиеся обстоятельства были превыше.

Надо полагать, был, в таком случае, и заказ на дестабилизацию обстановки в Верховном Совете путем травли той части депутатского корпуса, которая объединилась в борьбе с порочной шайкой мерзавцев. Теперь, когда появилась возможность как бы заново прожить годы своего депутатства, я острее стал понимать истину народной мудрости: долго смеяться нетрудно, долго молчать тяжело.

Сколько гнусных провокаций было совершено коалицией, сплотившейся вокруг Шевьева-Данеляна-Супрунюка-Бахарева и их ставленника Гриценко, против меня и моих единомышленников. Шантаж, стремление подкупить, нейтрализовать (в том числе и путем физического воздействия) — следовали одно за другим. И уж куда тут до плодотворной работы и заботы, до выполнения наказов избирателей. Но, естественно, о них, своих избирателях, я никогда не забывал. Как бы трудно ни было, находил время, чтобы вникнуть в их дела и заботы, помочь.

Всплеск травли приходился, как правило, после моего очередного разоблачительного выступления в зале заседаний или депутатского запроса. Меня пытались обвинить в рукоприкладстве в здании Верховного Совета, мне приписывали факты недостойного поведения и даже физического оскорбления по месту жительства. И (о чудо реакции!) тут же прокуратура спешила поставить на свои непогрешимые весы эти факты. Я знал, что по ее запросу спешно готовились характеристики. Причем, по запросу мои коллеги давали характеристику одного содержания, а «верхушка» Верховного Совета за подписью заместителя председателя Верховного Совета АРК господина Рубцова отправляла — другое. Так им было нужно, им я был откровенно неугоден.

Порой, складывалось впечатление, что наша пресса затем и аккредитовывала в Верховном Совете своих представителей, чтобы в очередной раз вынести на свои страницы какую-нибудь «бяку», приписав, как минимум, ее соавторство моей персоне. Что касается журналистов из «Крымской правды» М. Бахарева и Т. Рябчиковой, облаченных, к тому же, депутатскими полномочиями, то они, непременно, считали своим долгом отпустить пару едких колкостей в мой адрес, типа «в очередной раз рассматривался вопрос о лишении депутатских полномочий депутата ВС Заскоки В. М.». А бывало и похлеще — документ, поступивший из прокуратуры, едва зарегистрированный в Секретариате и не доведенный до сведения Президиума ВС, на следующий день становился достоянием всего читающего люда Крыма, а то и Украины. А факты-то были высосаны из пальца — не более того. Потому ни один из них не подтвердился.

Скажу откровенно: натерпелся, но не сдался. Даже тогда, когда узнал, что ставленник депутатского клана Шевьева — Е. Супрунюк распорядился убить меня, я сказал себе: только сволочи ненавидят честных. Убеждений, видит Бог, не изменил. Не растерял и своих истинных друзей. Сегодня, считаю, их у меня стало в несколько раз больше.

Впрочем, об этом разговор в другой книге. Несколько отвлекшись, я не хотел бы упустить из виду работу правоохранительных органов по пресечению противоправных деяний некоторых должностных лиц.

Горькую усмешку вызывает та «отважная» правда, что доносят до нас газетные подшивки тех лет, рассказывая, как скрестили шпаги правоохранительные органы и преступный мир. Есть в них все: погони и клацанье затворов, фанфарные рапорты и сетованье на несовершенность законов, даже кое-чьи фамилии упоминаются, правда, относящихся все больше к «мелкой рыбешке». Вроде бы и бездействием не назовешь, и толку мало. И так до конца 1997 года, до прихода к руководству крымской милицией генерала Г. Москаля.

Наверное, есть ряд объяснений этому. За последние пять лет в милицейском ведомстве сменилось шесть его руководителей. Одни ознаменовали свой приход чисткой кадров сверху -вниз и наоборот, другие создавали себе имидж, публично отказываясь от встреч с «отцами» крымской мафии в ресторанах, о чем говорили с экрана телевизора и в газетах, а третьи — просто прилагали силы, знания и опыт в конкретном деле. Правда, нередко случалось так, что пока они честно отрабатывали свою зарплату, пускались (или отпускались?) в бега те, по чью душу писались статьи уголовного кодекса. Вот уже и Е. Супрунюк в розыске. И неутомимый борец за экономическое возрождение Крыма В. Шевьев подался на земли древнего государства Урарту.

Зная его набожность, можно предположить, сколько поклонов отбил богатый странник, прося защиты у Всевышнего... Может, и на этот раз получится выпросить... Но, как бы то ни было, и Супрунюк, и Шевьев, и еще ряд недавних известных крымских жителей, объявлены в розыске. Новая теперь тема у хозяина «Крымской правды» М. Бахарева — он трубит сбор в поддержку славян и даже отпускает какие-то гадости в адрес кучки богатеев и сожалея о том, что нет великой страны — СССР... А вот об Андрее Сенченко не вспоминают. Злые языки поговаривают, что для него камеру еще не побелили... А может дело в другом? Не родился пока или не получил должной власти тот человек, который отважился бы прервать его жизнь на свободе? Ответ даст время, оно же поставит оценку милиции и службе безопасности, прокуратуры и контрольно-ревизионным органам, всем, кто имитировал справедливость, рассматривая многие дела, касающиеся А. Сенченко и его приближенных.

К слову, может, они заинтересуются попутно и таким фактом. Около 2-х лет, с 1996 по 1998 год, штаб-квартира ПЭВ занимала прекрасный особняк по улице Севастопольской, в непосредственной близости от здания Совмина Крыма. Здание находилось на балансе министерства торговли, внешнеэкономических связей и защиты прав потребителей, которое в этот период возглавляли И. Бурей и А. Рябков. Естественно, с ЦК ПЭВ не было никаких договоров об аренде. Помещение было передано Шевьеву и Ко по-свойски, очевидно, как единомышленникам и партнерам. Тем не менее, фактически два года штаб-квартира пэвистов содержалась за государственный счет. Не так давно в это здание въехала прокуратура Центрального района г. Симферополя. Однако вопрос об ответственности должностных лиц за незаконное предоставление здания под офис ПЭВ был замят. Кем, интересно?

***

Все годы, пробираясь, а затем утверждаясь во власти, А. Сенченко подбирал себе окружение.

Молодой вице-премьер, несмотря на достаточно свободолюбивый характер, все время старался встать в тень любого мало-мальски значимого чиновника, отдавая предпочтение, естественно тем, кто не крымской иерархии и хоть сколько-нибудь выше рангом. Не жалея времени, он ходил по коридорам киевской власти, изучая таблички на дверях руководителей министерств и ведомств, старался запомнить имена-отчества, чтобы потом козырнуть положением приближенного к столоначальнику. А уж о секретарях и референтах и говорить не надо. Только глубокая старость сможет стереть в памяти А. Сенченко ласкающие слух их имена.

Властолюбие — страсть свирепая и она толкала Сенченко вперед, закрывала глаза на стыд. Часами просиживал Андрей Виленович в приемной тогдашнего Министра Кабинета Министров В. Пустовойтенко. Как отличник, попавшийся на глаза школьному директору и заслуживший от него похвалу, так и крымский вице-премьер чувствовал себя на седьмом небе от того, что ему невзначай пожимал руку тогдашний премьер Е. Марчук.

И все-таки, особого успеха у киевских министров Сенченко не имел. К нахрапистому Андрею (как, порой, называли они его) многие относились настороженно — то ли власть дистанцировала, то ли срабатывала поговорка: птицу видно по полету...

Правда, в 1996 году, после смещения Е. Марчука с должности премьера, ситуация несколько изменилась, показалось, помягчал характером Евгений Кириллович. Не без помощи крымского чекиста С. Ивахненко, с которым Евгения Кирилловича длительное время связывали соответствующие отношения по службе, Андрей Сенченко увидел лицо Фортуны. Его, наконец, по-настоящему приблизили к Марчуку, познакомили с бомондом. С тех пор мыслимые и немыслимые замыслы он связывал с покровительством Евгения Кирилловича.

Сегодня Сенченко желал бы пока одного: чтобы Е. Марчук выставил свою кандидатуру на выборах Президента Украины, что, видимо, и осуществится.

Действительно, Евгений Кириллович Марчук — та фигура на политическом небосклоне Украины, которая в ходе выборов могла бы стать главной. И в этом нет ничего удивительного. Е. Марчук, по большому счету, ничем себя не скомпрометировал перед избирателями, пользуется у многих высоким авторитетом. Но, как склонны считать многие, его успех значительно зависит от команды, которая будет всячески продвигать своего кумира к Олимпу. Вероятно, к ее созданию сделаны далеко не первые шаги. В ряде коммерческих вузов Крыма появились и приступили к работе на различных должностях бывшие офицеры службы безопасности. Что само по себе предполагает активное вовлечение молодежи в политическую борьбу и продвижение Е. Марчука в президенты силами студенчества. В противном случае некоторым из них придется грызть гранит науки не в комфортабельных корпусах.

…В 1994 году, когда Ю. Мешков, в сопровождении своего советника Феликса Кагановского, посетил Швейцарию, совершенно «случайно», в той же гостинице, где они остановились, оказался и Андрей Виленович Сенченко. (К тому времени в первый раз отправленный в отставку).

Ситуация повторилась, один к одному, осенью 1998 года. Поменялись лишь действующие лица из руководства республики. В Брюсселе, опять-таки по странному совпадению, в гостинице, где разместилась крымская делегация во главе с Кунициным и Грачем, оказался и Андрей Сенченко.

И в том и в другом случаях, он активно «входил» в контакт, из кожи лез, навязывая свое общество руководителям делегации Крыма. И, явно, неспроста.

Во-первых, постарался наладить контакты и втереться в доверие.

Во-вторых, «засветить» официальных должностных лиц, которые, естественно, не хотели бы афишировать свои встречи с Андреем Виленовичем. (Не затем ездили в Брюссель!). Наше предположение подтверждается тем, что эту информацию затем по «секрету» распространяли в коридорах крымской власти, оставшиеся в Крыму господа из окружения Сенченко — С. Велижанский, С. Ефимов, В. Лукашевич и другие.

Был и другой подтекст распространяемой информации: мол, руководство Крыма поддерживает с ним контакты и он (Андрей Сенченко) скоро вернется не только в Крым но и во власть... А если вернется он, то уж, наверняка, для того, чтобы взойти на крымский Олимп. А потом, трепещите, ждите возврата В. Шевьева и, возможно, тех других, кого сегодня разыскивает или делает вид этого, милиция.

С этой же целью, по всей видимости, была растиражирована одна фотография, запечатлевшая А. Сенченко в обществе крымских руководителей в брюссельской гостинице.

А. Сенченко, Сенченко Андрей Виленович, Андрей Виленович Сенченко, Сенченко Андрей, Андрей Сенченко,  в обществе крымских руководителей, в брюссельской гостинице

Дружеский обед в брюссельском ресторане.

Подробности встреч и бесед А. Сенченко с чиновниками и политиками различных рангов (как крымских, так и киевских) в благословенной Швейцарии – тема отдельная. Скажем лишь то, что за семь лет в живописных местах этой страны, а также ее ближнего зарубежья (Бельгия, Франция, Италия) через руки Андрея Виленовича прошло немало народу. Действует он как вполне опытный резидент, пополняя ряды своих сторонников. Одним обещает теплые места во властных кабинетах, другим — просто приличное содержание (для начала дарил модный пиджак и давал наличные на время краткого визита в европейский финансовый рай). С фигурами покрупнее и темы бесед были, естественно, основательнее, с обширными, далеко идущими планами и соответствующими материальными результатами.

Крымчанам известны факты, как, будучи еще вице-премьером правительства Крыма, ему удавалось вплести свою нитку в кружево закулисных политических интриг.

 

То, что в одной газете, легко угадывающей мысли Марчука, объявилась скандально известная крымская журналистка — как раз и стало первой ниткой, потянувшейся от Сенченко к изданию и к Евгению Кирилловичу Марчуку. Крымчане знали ту журналистку, кривляющуюся перед камерой, размахивающую руками, дабы скрыть косноязычие, но возомнившую себя непревзойдённым теледивом. В здании Верховного Совета она тоже бывала частенько и мы видели, как А. Сенченко, словно заправский сутенер, доставлял ее сюда на служебном автомобиле на пресс-конференции, а когда дама «отрабатывала» увозил обратно. А однажды увез насовсем.

Теперь в киевской газете из-под ее пера выходили пространные публикации и крохотные по размерам, но удушающе зловонные заметки на крымскую тематику. Кого только не достало ее «жало»! Даже великого мастера театральной сцены Анатолия Новикова и того не пропустила. Отрабатывает свой хлеб с маслом. Андрей Виленович же ликовал: Мавр делал свое дело, но никто не мог упрекнуть вице-премьера в его причастности к гнусным делишкам. И только одно не удавалось скрыть — цель, ради которой писались гнусные строки.

Грач Леонид Иванович, Леонид Иванович Грач, Грач Леонид, Леонид Грач title=

Л. И. Грач. Бельгия – 1998 г.

Она же была такая: во что бы то ни стало, опорочить имена людей, что противостояли бесстыдству лидеров партии экономического возрождения, рвавшихся к единоличной власти в Крыму. Они, как и их подручные, готовы были пойти на все, чтобы выбить почву под ногами у антикриминалов, только бы не допустить их к руководству Верховным Советом. Они шаг за шагом делали все, чтобы дискредитировать коммунистов и, прежде всего их лидера — Л. И. Грача. Те же действия предпринимались и против целого ряда порядочных людей, для которых Крым давно стал болью сердечной из-за того, что бесправие и беспредел здесь правили бал.

Сколько, например, откровенно издевательских публикаций, проверок и т.п. было направлено против Василия Алексеевича Киселева, чье имя в последние годы с одинаковой симпатией произносят и в команде его единомышленников, и среди рядовых крымчан. Ан, нет! Раз не человек круга Шевьева-Данеляна-Сенченко — значит, окунуть его в нечистоты, пусть отмывается, дабы не повадно было перечить... Как я уже отмечал, самому немало пришлось терпеть змееподобные укусы лидеров ПЭВК и их сообщников, создававших видимость борцов за истину.

Особенно нагло пэвковцы повели себя после того, как удалось возвести в кресло председателя Верховного Совета Крыма Евгения Супрунюка. В памяти свежи те дни, когда Шевьев и Ко ликовали, положив в карман победу над разумом.

Газета Верховного Совета Крыма чуть ли не из номера в номер печатала материалы, связанные с именем нового очередного спикера. Народные избранники, не принадлежавшие к шевьевскому лагерю, понимали, что редкие монументы долговечны. И как бы ни силился главный редактор «Крымских известий» господин А. Лоевский тушевать лицемерную похвалу в адрес Супрунюка, она пучеглазо смотрела на читателя из каждой статьи.

Нас не надо было убеждать, что полковник из пожарной охраны — лучшее приобретение партии экономического возрождения. Мы, в отличие от редактора газеты и далеких от политики некоторых жителей полуострова, знали: лучшее для Шевьева — значит дешевое. До глубины души обидно, что голос депутатов, стремившихся рассказать населению правду об избрании Супрунюка тогда не был услышан.

Когда депутат Н. Красновская подготовила для «Крымских известий» статью «Кто к нам пришел?» и кто его «толкачи» и ставленники, А. Лоевский запретил публиковать этот материал. Аналитическая, серьезная статья вскоре увидела свет в одной многотиражной газете, ее принесли в зал заседаний Верховного Совета. Но, к сожалению, круг читателей был ограничен. О ней, естественно, узнали очень немногие из крымчан.

И теперь, спустя почти четыре года, вы сможете прочитать некоторые выдержки из статьи Н. Красновской, почувствовать атмосферу, царившую в Верховном Совете при избрании Е. Супрунюка.

«Закономерен вопрос: «Кто к нам пришел?» «С 1990 г., выйдя из КПСС, я не состою ни в каких партиях, за мной нет никаких сил..., давить на меня невозможно, т. к. я — человек жесткий», — заявил Е. Супрунюк («Мещанская газета», от 15 июля 1995 г., № 42). К сожалению, события, предшествующие избранию спикера, опровергают сказанное им. И дело не в личности нового председателя, а в процедуре его избрания, которая была проведена с грубыми нарушениями. При этом были попраны всякие и моральные, и этические нормы. Говорят: «короля играет свита». Играла же свита следующим образом. В сессионном зале и фойе, где проходило голосование, правил бал.., нет-нет, не сатана. Правило бал беззаконие. А распорядителями этого бала были руководители фракции «Реформа», они же лидеры ПЭВК. «Бюллетени в процессе «тайного» голосования собирались «контролерами» для проверки на верность, после чего опускались в урну оптом», — рассказал лидер коммунистов Леонид Грач»...

Из выступления депутата Киселева В. А.

«... Я хочу сказать, что вы сегодня решаете судьбу полуострова, куда он пойдет дальше. Если вы ошибетесь,.. вы приведете к власти человека, который только усилит сегодняшнюю власть, если вы избирете... депутата Е. Супрунюка. Я это говорю с полной убежденностью. Вы ничего не сможете сделать, ибо руководить парламентом будет не Супрунюк, я тоже в этом убежден, как бы вы ни восприняли мои слова, будет руководить парламентом Данелян. Так жить дальше, товарищи, нельзя.

Уважаемые коллеги, нельзя, чтобы сегодня безнаказанно убивали людей. Нельзя не видеть, что экономика поставлена сегодня на колени, народохозяйственный комплекс разрушен, кризис усугубляется и усугубляется искусственно, я смею вас уверить, дабы задавить государственность Крыма даже в том незначительном виде, который еще остался... Я не могу купить голоса и не рассчитываю на это. Но хочу сказать тем, кто продался в этом зале, что придется отвечать перед собственной совестью, перед народом Крыма, перед потомками, потому что то, что происходит эти два дня, когда за руки хватают: «Отдай голос», то, что происходит у меня в хозяйстве, как на меня «наезжают», закрывают нефтебазу, приезжают пожарники... и дальше: «...Приглашают три организации: обещают, сулят, угрожают. Поэтому, если вы сегодня сломаетесь на того, кто вчера не добрал один голос (Е. Супрунюка — авт.), то я уверяю, что ситуация будет управляема, но только не Верховным Советом...»

...Депутат Ставицкий А. А.:

«..Предлагали мне и 3 тысячи долларов, и 4 тысячи долларов, и однокомнатную квартиру в Симферополе, и от всего я отказался, от всего. Друзей не продают, и свою честь не продают...»

Вот так избирался новый Председатель».

Наталья Викторовна Красновская подробно рассказала не только о процедуре «избрания», но и о том, какие силы стояли за спиной главного, в недавнем, крымского пожарного, а это:

«...руководство Правительства Крыма и фракции «Реформа», возглавляемой лидерами ПЭВК В. Шевьевым и А. Данеляном. Необходимо учесть, что второе лицо в правительстве — вице-премьер А. Сенченко, едва не избранный депутатом ВС Крыма по партийному списку ПЭВК и занимающий не последнее место в руководстве ПЭВК, курирует в правительстве экономику и финансы, т. е. в его компетенции находятся вопросы налогообложения и кредитов.

На 2-м съезде ПЭВК было заявлено: «ПЭВК намерена идти к власти исподволь, постепенно расставляя своих людей на руководящих постах в республике».

Смею заметить, что помощь А. Лоевского, выразившаяся в отказе публикации материала, оказанная как бы случайно В. Шевьеву, А. Сенченко, А. Данеляну и другим, была очень своевременной для них. Да и сам Александр Владимирович впоследствии в накладе не остался.

А.Лоевский, Лоевский  А.

А.Лоевский.

Взгляд мимо истины.

Власть Е. Супрунюка сделала все, чтобы А. Лоевский, имевший к тому времени шикарную квартиру в центре Евпатории, получил еще одну — двухкомнатную в Симферополе. Плюс к этому, А. Лоевский в упряжке с Супрунюком «обскакал» очередь инвалидов-евпаторийцев по частично поддельным документам (якобы передвигается не иначе, как на костылях) получил «Таврию» цвета кофе с молоком.

Как бы то ни было, Е. Супрунюка провели через частокол преград к креслу спикера. Он стал главным действующим лицом Крымского парламента в очень непростое для него время, но ни прокуратура, ни МВД, ни другие правоохранительные органы, зная о подкупе и мошенничестве Е. Супрунюка, не продемонстрировали сколь-нибудь выраженной заинтересованности в разоблачении его грехопадения.

Сегодня кое-кто тщетно успокаивает: король был голый. Можно было бы согласиться с этим, но горько сознавать, что такие вот «короли», коронованные толстосумами, могли вершить судьбами тысяч и даже миллионов людей. И сегодня, к сожалению, находятся среди нас, такие, которые не за бриллиант от роскошной короны, а за ломаный грош из барского кошелька готовы слепо следовать их любому повелению. Встречаются, конечно, и посолиднее «гуси». Но у тех и запросы посущественней. Под настроение, случается, довольствуются приглашением прокатиться на Кипр иль в Швейцарию.

Были, к сожалению такие и в нашем депутатском корпусе. Погрешу против истины, если скажу, что они стали другими, сдав свои полномочия. Как бы ни так!

Сейчас многие, кто в эйфории от побед, кто по незнанию, а кто и сознательно, заявляют, что с пэвковско-шевьевско-сенченковским периодом в жизни Крыма покончено.

Но еще живо подконтрольное А. Сенченко детище ЕРЦТК.

Суды, пересуды, протесты и новые утверждения о нецелесообразной ликвидации, переподчинении ИД ЕРЦТК и, передаче ее материально-технической базы. Совминовские кадастроведы убеждены, что их дело поддержат в правительственных структурах, в Академии наук Украины... Вполне возможно. Ведь продолжают работать и не сменили своих хозяев их предприятия (эвакоприемник «Артека», ЗАО «Селена»).

Рьяно отрабатывает по старым векселям С. Ефимов. Да, это тот Сергей Алексеевич Ефимов, который получал, из кассы Госкомитета по делам молодежи, в бытность А. Сенченко его руководителем, крупные суммы денежных средств, якобы, «под отчет» и «на командировочные», на деле же, как выяснилось, это было не более чем беспроцентное кредитование «своих верных людей». Ибо взятые «под отчет» деньги, возвращались лишь через год. Вспомним, что происходило это в то шальное время, когда инфляция стремительно и беспощадно пожирала не только сбережения граждан, но и прибыль с трудом работающих предприятий. Получавшие деньги умело «прокручивали» их и через год возвращали сущие бумажки. Так поступал и С. Ефимов. Тот самый Ефимов Сергей Алексеевич, который, что называется, из кожи лезет, стараясь помочь сегодня своему швейцарскому шефу, не только сохранить золотой ручеек но и увеличить, превратив его в золотоносную реку... И ЕРЦТК спасает не потому, что филантроп по натуре.

С. М. Пастушок, — бывший сотрудник аппарата ПЭВ. Из комсомольских работников, был оценен и обласкан Шевьевым, затем работал у С. Ефимова в Комитете по науке и региональному развитию, позже был «продвинут» в Торгово-промышленную палату Крыма на должность заместителя.

Кстати, 3 марта 1999 года газета «Крымские известия» опубликовала список лиц, допущенных к участию в конкурсе на соискание премии АРК за 1998 год. Среди прочих в этом списке состоят претендентами на весьма престижную премию и С. А. Ефимов и С. М. Пастушок... «за разработку научных и методических основ развития инновационной деятельности в Крыму» Словом, странные вещи происходят. Премия за инновации, потянувшие наше общество в нищету — как-то не очень все это... С душком...

Назначен заместителем министра топлива и энергетики (?) Н. Сумулиди. Очевидно потому, что у нас нет пока министра легкой промышленности, которая больше бы подошла Сумулиди. Ведь в Узбекистане и Крыму он ранее был известен, как цеховик, занимавшийся изготовлением и продажей товара ширпотреба. Возможно, приторговывал и горючим. А коль так — должность в минтопливе и энергетики подойдет. Ведь нельзя же таких «верных» людей предавать забвению.

В его гостеприимном доме, в Марьино, летом 1995 года Шевьев формировал недоброй памяти правившую в Верховном Совете Крыма фракцию «Созидание». В доме Сумулиди праздновал свое 40-летие незабвенный Евгений Супрунюк. Кстати, это событие жителям улицы, примыкающей к дому Сумулиди, более всего запомнилось тем, что десятки автомобилей из гаража Верховного Совета и правительства Крыма, руководителей городов и районов, предприятий и прочих важных персон оставили здесь свой след.

В правительстве представлен пост заместителя Председателя республиканского комитета по делам национальностей другому верному соратнику Шевьева — Владимиру Ренпенингу. Был он у него от начала до конца во фракции «Реформа», а затем в «Созидании». Линию Шевьева поддерживал на «ялтинских баррикадах» в 1998 году. Сегодня передает опыт Крымской организации НДП. Что и говорить, великий политик. А коль так, пусть потрудится...

Форманчук, главный идеолог Партии экономического возрождения, ближайший соратник Шевьева и Сенченко также не списан со счета. «Серый кардинал», бывший секретарь обкома при Багрове, зам. председателя Совмина по нац. вопросам в правительстве Самсонова, вице-президент Фонда регионального развития Крыма (1997-1998), всегда зам, вице, но зачастую первая скрипка... недавно стал заместителем руководителя Крымского филиала Института стратегических исследований, важного государственного учреждения, которому, надо полагать, будет отведена не последняя роль, в том числе и в проведении предстоящей президентской кампании. А уж что-что, а организовывать такие кампании Александр Андреевич мастак. Только кому нынче он будет подыгрывать?

По-прежнему возглавляет Крымское управление Национального банка Украины, один из самых активных штыков ЦК ПЭВ А. Бурдюгов. Он как-то сегодня все больше в тени. Может быть потому и прокуратура потеряла интерес к Крымскому управлению Нацбанка. А, помнится, как осенью 1996 года воздух сотрясался от умопомрачительных сумм ущерба, якобы, нанесенных в его недрах. Что и говорить, меняются времена...

Продолжает редактировать «Крымские известия» А. Лоевский. Работает, как и прежде на своем месте, в ГАИ Крыма, соратник Шевьева по фракциям «Реформа» и «Созидание» — полковник Владимир Шкаберин, сделавший, кстати, стремительный рывок от майора до полковника.

Трудится секретарем Центризбиркома Вадим Мордашев, в прошлом секретарь во фракции Шевьева «Созидание». Судьба «человека с лицом предателя», как его назвал один народный депутат, тесно связана с последними годами жизни Шевьева в Крыму.

«Боевики» ПЭВ дважды устраивали ему «головомойку», подталкивали к предательству кнутом и манили пряником (в декабре 1994 года Мордашев был избит. Весной 1997 года «процедура» была повторена, дабы навсегда оставить заблудшую овцу в шевьевском стаде). Это им удалось, да и на антикриминалов тень лишний раз падала, мол, вот как они действуют... А на самом деле эти устрашающие методы всегда были в арсенале партии Шевьева.

Периодически пересаживается из кресла представителя ВР Украины в Верховном Совете Крыма в кресло руководителя Секретариата ВС Крыма и обратно Татьяна Федченко. Зарабатывая умопомрачительную пенсию госслужащего.

Т. Федченко всегда пользовалась благосклонностью и доверием В. Шевьева, Е. Супрунюка, А. Данеляна, А. Гриценко. С поразительным, до неприличия, рвением выполняла она все их поручения, в том числе и такие, как срывы сессионных заседаний, непредоставление информации депутатам по их запросам и т.д. Не за эти ли «заслуги» Президиум Верховной Рады Крыма, в феврале 1999 года наградил Т. Федчечко Почетной грамотой.

Кстати, Татьяна Максимовна — жена Николая Федченко, руководителя службы наружного наблюдения ГУ СБ Украины в Крыму. Может быть поэтому Шевьев и его компания были хорошо информированы о происходящем вокруг них?

Список можно продолжить...

Но он никогда не будет полным, если здесь не окажется Сергея Велижанского — заместителя председателя Совета Министров Крыма, контролирующего сегодня ход выполнения работ по программе создания ЕРЦТК.

В дом крымского правительства он вхож чуть ли не с младенчества. Здесь многие годы была бессменным помощником заместителей председателя Крымоблисполкома его мать — Лариса Михайловна Лещенко. Ощутив на себе, что значит преемственность семейная — Сергею Константиновичу не пришлось долго «притирать» кресло совминовского чиновника еще потому, что до него это сделал А.Сенченко.

Зав. отделом обкома комсомола, директор строящегося туркомплекса «Пещера Мраморная», Госкомитет по делам молодежи, а потом — и зам. председателя Совета Министров... Ключи от служебных кабинетов, ряд должностей, а заодно — и поручительство покровительствовать С. Велижанский принимал также от А. Сенченко.

Только простак не поймет, что это значит в реальной жизни. Как, впрочем, и то, почему Сергей Велижанский бросается на защиту своего опального предшественника. Очень многое их роднило ранее, а теперь еще — и ЕРЦТК. Пока ЕРЦТК...

В 1997-начале 1998 г. «империя Сенченко» понесла существенные кадровые, организационные и частично материальные потери (были выведены из состава правительства сам Сенченко и его люди, правоохранительные органы «проверили на прочность» ряд его коммерческих структур, некоторые из них после этого были «заморожены» или серьезно снизили свою активность). Однако, система, созданная Андреем Виленовичем не была уничтожена.

С. Велижанский, войдя в мае 1998 г. в правительство в качестве заместителя Председателя Совмина, сначала, осторожно, а затем все более энергично начал реставрацию.

Была продолжена «кадастровая тема», был создан некий «Центр экономических инициатив», разместившийся в уже известном здании по ул. Гагарина, 5 (здание эвакоприемника «Артека»). Сфера деятельности Центра — уже накатанные ранее темы — работа с векселями (электроэнергия, газ), зачеты по зарплате учителей и врачей (Велижанский курирует в правительстве социальную сферу). Кстати, возглавил Центр некто С. Блошкин. Фигура, хотя и не засвеченная публично, но достаточно известная в определенных кругах, а также правоохранительным органам.

В тяжелую для «семьи Сенченко» годину С. Блошкин, руководивший в то время знаменитым «Холдингом» Виленовича, не только приглашался в казенные кабинеты, но даже определялся там «на ночлег». После чего, не желая испытывать судьбу, как и Горелышев, двинул за пределы Украины и, описав дугу по российским и иным зарубежным просторам, через некоторое время тихо вернулся в Симферополь под крыло Сергея Велижанского.

Ждет своего часа временно обосновавшийся по месту «фактического» пребывания ИД ЕРЦТК на ул. Самокиша, пока еще не совсем оправившийся от недавних ударов судьбы, но готовый по первой же команде «Хозяина» идти в атаку другой боец — бывший председатель правления банка «Крымкредит» Ситков.

Главный бухгалтер Исполнительной дирекции ЕРЦТК Ольга Борисовна Лаппо — не прямой участник комсомольско-молодежных дел А.Сенченко. Но, смею утверждать, в вотчине Андрея Виленовича оказалась не случайно.

Ее муж — Николай Лаппо, также как и Сенченко, когда-то «освящал» кабинеты Киевского райкома комсомола, был здесь заворгом в 70-х годах. После комсомольской школы трудился под руководством Станислава Ивахненко, возглавлял оперативно-техническое подразделение ГУ СБ Украины в Крыму. Так что вряд ли стоит сомневаться в том, кто составил Ольге Борисовне протеже в ЕРЦТК.

Судьба Юрия Коновченко имеет еще более значительное сходство с биографией А. Сенченко. Он, в свое время, также, как и Андрей Виленович, возглавлял комсомольский комитет Симферопольского завода «Фиолент». Затем — учеба в Высшей школе КГБ. В 1994 году, после развала СССР, Ю. Коновченко возвращается в Крым. Не без стараний вице-премьера Сенченко, не имея гражданства Украины, устраивается во вновь созданное Крымское республиканское таможенное управление. Однако оттуда был уволен по весьма понятной причине.

Говорят, А.Сенченко с трудом скрывал раздражение по поводу случившегося. В плотной цепи расставленных лично им кадров исчезло важное звено. Со «своими» людьми в Таможенном управлении вице-премьер и многие другие его сподвижники связывали многое, в том числе и положительное разрешение ряда вопросов, связанных с ЕРЦТК.

В щедро раздариваемой в период избирательной кампании 1998 года жителям Черноморского, Первомайского, Раздольненского, Красноперекопского и Белогор-ского районов Крыма книге «Хроника дрейфующего полуострова и история моего похищения» имеется немало фотографий, запечатлевших Е. Супрунюка в обществе двух Президентов, двух премьеров и стольких же спикеров украинского парламента. Глядя на все это, диву даешься: как же так получилось, что никто из них не отказался позировать рядом с криминальным спикером или не знали, что на нем «зависли» пятьсот тысяч долларов, заказные убийства?

Как-то не верится в это, рассматривая многочисленные фотографии, а их в книге почти две сотни. На общем фоне диссонансом является то, что почти на каждой можно увидеть хорошо известных стране «силовиков». А глядя на Станислава Ивахненко и Михаила Корниенко и вовсе появляются смутные догадки. Неужели эти два генерала, больше всех позировавших перед, фотокамерами рядом с Супрунюком, ничего не видели, ничего не знали? Отгоняю от себя мысли, но сердце подсказывает: как все-таки правы были те работники СБУ и МВД, которые не раз говорили мне в 1996-1997 годах, что пока в Крыму будут М. Корниенко и С. Ивахненко, ни о какой серьезной борьбе с криминалитетом не может быть и речи...

Теперь же, глядя на эти фотографии из книги Е. Супрунюка, я мысленно представляю, какая бы получилась галерея из разного рода чиновников, отважься на подобные «мемуары» Андрей Сенченко, Может, поэтому мы так плохо сегодня живём, что все за нас решает некая группа близких кому-то людей, а то и просто знакомых и друзей...

Так что случай с ИД ЕРЦТК по-своему уникален. В нашем государстве уже давно никого не удивишь громкими разоблачениями и обвинениями, связанными с коррупцией, хищениями, злоупотреблением служебным положением в личных корыстных целях. Но, как правило, для прикрытия своих «тайных финансовых операций» жулики придумывают более или менее хитроумные схемы, стараются не растягивать их во времени, тщательно заметают следы.

В нашем же случае в течение ряда лет практически открыто, нагло и бесцеремонно блудливые руки выгребают многомиллионные суммы из государственного кармана, об этом известно правоохранительным и контрольным органам, об этом знают и власть предержащие. Но никаких мер к пресечению этого безобразия не принимается.

В свое время в одной из публикаций А. Сенченко был назван «специалистом по перекачке бюджетных средств в неизвестном направлении». В этом есть существенная неточность. Дело в том, что направление известно, причем не только Сенченко, но и тем, кто по долгу службы должен был уже давно перекрыть проложенные «реформатором» маршруты и призвать его самого к ответу.

Объяснение феномену неуязвимости Сенченко и его «программ» можно найти, если рассматривать не саму схему хищений, а средства ее обеспечения.

Все очень просто: не нужно ломать голову над хитроумной финансово-хозяйственной схемой с соответствующим правовым обеспечением. Просто нужна надежная «крыша». И не в виде качков-«гоблинов» и всяких там «авторитетов».

«Крышу» А. Сенченко долго и заботливо сооружал из элементов государственных структур: правительство Крыма, Верховный Совет, правоохранительные органы. Эта «крыша» весьма прочна. Строитель постарался на славу, ибо она сохраняется и выполняет свои функции и сегодня (хотя не так эффективно, как во время пребывания Сенченко в правительстве).

Расставленные на различных уровнях люди, начиная от рядовых исполнителей и заканчивая первыми лицами, продолжают выполнять возложенные на них господином Сенченко задачи.

Судя по анализу ситуации, наиболее весомых результатов Сенченко, как это ни удивительно и ни прискорбно сознавать, удалось добиться в привлечении сотрудников службы безопасности. Буканов, Ивахненко, сотрудник центрального аппарата СБУ Андрей Булавин — лишь некоторые из облаченных особой властью, ставшие «крышей» А. Сенченко.

В нынешней, вновь обострившейся вокруг Дирекции ситуации, Главное управление СБУ в Крыму ведет себя по крайней мере странно. Сотрудники управления А. Карякин, М. Гиндес, А. Губенко, В. Мяшкур, А. Капкайкин, выдвиженец С.Ивахненко – первый заместитель начальника Главка генерал Николай Костюченко (являвшийся, кстати, в 1996-1998 годах членом того самого Координационного совета по созданию ЕРЦТК) не раз удостаивали своим вниманием Г. А. Минаеву. При общении с ней оперативники выражали удивление, а то и сомнение, что такое замечательное дело, «начатое Сенченко», ведется, не совсем так, как хотелось бы. Да и вообще... может быть, Галине Алексеевне стоило бы помириться с дирекцией и как-то договориться?

Кстати, несговорчивой и неуступчивой Г. Минаевой в конце 1998 года готовили замену на «своего» человека, проникшегося идеями Сенченко, — бывшего руководителя Крымкартофонда А. Шорина.

Недавно в крымской прессе прошла волна публикаций о том, что сотрудники СБУ выявили случай нецелевого использования средств Крымского отделения Инновационного фонда Украины, заведено уголовное дело. Что ж, случай похвальный. И, возможно, кто-то из бдительных чекистов получит за это орден, а может... звездочку на погон. Так если все в органах сводится к этому, есть шанс отличиться еще. ИД ЕРЦТК допускает нецелевое использование средств того же фонда в гораздо крупных размерах, о нем известно уже более 2-х лет, но достойного внимания к нему почему-то нет.

Поразительный случай? Еще какой! Наносится существенный экономический ущерб государству, идет его дискредитация на международном уровне (государственная структура сотрудничает с сомнительными фирмами, находящимися в поле зрения Интерпола), к закрытым картографическим фондам получают бесконтрольный доступ те, кому, мягко говоря, не положено.

Служба безопасности борется с браконьерами — изымает незаконно выловленных осетров, будто бы и нет на сей счет рыбинспекции, ОБЭП.., дотошно проверяет ряд крупных предприятий (в частности, ПО «Крымхлеб»), а вот Дирекцию... слабо или не хотят?..

Свет, по крайней мере на одну сторону этого странного поведения, пролил один, пожелавший, по известным причинам, остаться неизвестным человек, знающий, скажем так, службу изнутри.

«Видите-ли, Сенченко действительно удалось через Ивахненко создать необходимые для решения своих вопросов позиции в СБУ. Эти позиции и после увольнения Стаса (Ивахненко — авт.) сохранились. Ведь помимо служебных между людьми устанавливаются и личные отношения. Но на сегодняшний день они, скорее всего, сошли бы на нет, тем более, что Ивахненко никогда не пользовался среди большинства сослуживцев уважением, а тем более любовью. Если бы не одно «но». Так это или нет, но в органах все убеждены, что сегодня Ивахненко (а значит, и Сенченко) это доверенные люди Марчука. А Марчук — это плоть от плоти СБУ, это надежда (скорее всего, наивная) многих ее сотрудников. Ведь корпоративная солидарность, вне зависимости от личных политических взглядов, подталкивает к мысли, что это «наш генерал», который скоро станет «нашим президентом». Мысли и подходы, зачастую, повторяю, наивные, но, тем не менее, это так. В них порой отсутствует даже элементарная логика. Чего стоит хотя бы такой перл — «Когда придет Марчук, то он наведет в стране порядок, разберется с бандитами, жуликами и казнокрадами. Воры будут сидеть в тюрьмах...» А с Сенченко сейчас связываться и разбираться не безопасно. Он, как человек близкий к Марчуку, после президентских выборов вернется из Швейцарии, займет высокое положение и разберется со всеми своими недругами ».

И еще о чем хотелось сказать.

На заседании Кабинета Министров Украины 2 марта 1999 г. среди прочих рассматривался вопрос «О состоянии поступления средств в государственный и местные бюджеты, пенсионный фонд, фонд для осуществления мер по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы и социальной защите населения и погашения задолженности по зарплате, пенсиям, стипендиям и другим социальным выплатам».

При обсуждении указанных проблем было отмечено, что меры по улучшению, ситуации с ликвидацией задолженностей по зарплате и социальным выплатам выполняются неудовлетворительно. Причем, ситуация в Автономной Республике Крым, судя по протоколу заседания, одна из наиболее плачевных по Украине.

Вполне закономерный вывод (цитируем выписку из протокола № 9 заседания КМ Украины от 2.03.99 г.): «Признать нецелесообразным дальнейшее пребывание Велижанского С. К. на должности заместителя Председателя Совета министров Автономной Республики Крым в связи с недостатками в его работе. Куницыну С. В. решить этот вопрос в установленном порядке».

Действительно, мало того, что ситуация в Крыму на вверенном Сергею Константиновичу участке работы аховая, но и более-менее четкого представления о ней (не говоря уже о путях выхода) Велижанский, на момент проведения заседания, не имел, хотя пребывает в должности около года. На заседании Кабмина, что называется «поплыл».

Выписка из названного протокола ушла в столицу Крыма из Кабинета Министров в начале марта и... канула. Во всяком случае, по истечении полутора месяцев никакой реакции со стороны крымской власти на грозный документ за подписью Премьер-министра В. Пустовойтенко не последовало. Хотя удивляться не приходится — за последние четыре-пять лет нередко важные государственные бумаги в Крыму становились «пропавшими грамотами», а уж что касается подделок, подлогов, подмен...

Единственным, смягчающим вину С. Велижанского обстоятельством (а это, в силу неведения, не учли в Киеве, но, возможно, зачли в Симферополе), является то, что ему сейчас приходится тащить на своих плечах помимо груза казенных забот не менее тяжелую и ответственную ношу по ведению подзапущенного хозяйства Андрея Сенченко, не последнее место в котором занимает «кадастровая тема».

Велижанский не без оснований надеется, что здесь прикроет и постарается «спустить вопрос на тормозах» компаньон и коллега по правительству О. Гаврин. Да и С. Куницын, вероятно, на всякий случай, старается не наступать на больные мозоли «людям Сенченко». А «главному технологу» С. Ефимову, по наблюдениям сотрудников Совмина, даже благоволит. Не опасается ли, что «на самом верху» к концу года произойдет полная смена «караула» и команда А. Сенченко окажется, в стане победителей? Глядишь, сегодняшняя лояльность и зачтется...

Вот такая... диалектика. Что называется, — приехали.

***

У этой книги нет счастливого конца: порок не наказан, а добродетель не восторжествовала. Все новые и новые факты, дополняющие то, что по разным причинам и обстоятельствам пришлось оставить пока за строкой, продолжает поставлять наша суматошная жизнь. История проворовавшихся крымских чиновников и их киевских покровителей еще далека до своего завершения. Впереди следует немало других громких разоблачений и сенсаций...

Отдаю себе отчет в том, что многие факты, что упомянул на страницах книги, так и останутся лишь пятнами на генеральских, прокурорских и чиновничьих мундирах. К великому сожалению, моральные ценности претерпели такую деформацию, что некоторые из ведущих чиновников сегодня не только не стыдятся этих пятен, даже выставляет их, будто ордена, на показ, бросая, тем самым, вызов обществу.

Это еще более убеждает меня в том, что говорить и писать о тяжких пороках необходимо. Необходимо прежде всего и потому, что мошенники, взяточники и прочая проворовавшаяся публика, давно уже действует в атмосфере вседозволенности и, прочно уверовавшая в свою безнаказанность, опасается только одного - - огласки.

Задача данной книги и состоит в том, чтобы предать огласке факты и сорвать покрывало секретности с еще одного масштабного проекта лихоимства, которое смерчем подняло и закружило Крым. Правоохранительные органы, как видим, не только «владеют» ситуацией, но и решительно корректируют ее.

В заключение хотел бы поблагодарить всех, кто помогал писать эту книгу. Прежде всего, тех, которые находили в себе смелость поделиться со мной информацией. Я признателен коллегам по депутатскому корпусу, сотрудникам аппарата Верховного Совета и Совмина Крыма, работникам правоохранительных структур, консультации и комментарии которых оказали мне неоценимую помощь. Надеюсь, что наше сотрудничество будет продол жаться. А значит, нас ждут новые встречи, уважаемые читатели.

Евпатория, январь-апрель 1999 г.

 

 

 

 

Николай Костюченко,
первый заместитель начальника
ГУ СБ Украины в Крыму, генерал-майор.
В 1996-1998 гг. - член координационного
совета по созданию ЕРЦТК.


С. Велижанский.
«Вот и стал немного взрослей»...


С. Ефимов.
Пока еще не лауреат
госпремии Крыма.


А. Фролов.  
С корабля на «бал».


Здание по ул. Самошкина, 20. Здесь место «фактического» размещения ИД ЕРЦТК. На здании множество различных вывесок, но на них тщетно искать наименование Дирекции.


Угол пр. Кирова и ул. Одесской. Юридический адрес Дирекции. Вывеска, разумеется, отсутствует.


«Скромная пристройка» к раздевалкам на стадионе «Фиолент» (новое здание ЕРЦТК). Дирекция не переехала, вывесок нет, но жизнь в здании и вокруг него кипит: подъезжают «крутые» машины, снуют прилично одетые люди.


«Гнездышко» на двоих, что «свили» С. Ивахненко и А. Сенченко возле Художественного музея, скрепило их дружбу железом и бетоном.


Здание эвакоприемника «Артека» на ул. Гагарина, 5. Название «Артек», гордо возвышающееся на его вершине, исчезло. Зато вдоль фасада появилась масса вывесок коммерческих фирм, магазинов, аптек, лавченок. Фамилия Сенченко пока не значится.


Бывший детский сад по б. Франко, 26 (з-да «Фиолент»). Здание «освоено» командой, проведен евроремонт. Здесь должно было работать «параллельное правительство» - Фонд развития Крыма. Пока здесь все замерло в ожидании.


Здание министерства образования Крыма. Здесь располагалась главная обитель «Крымкредита».


 

ПРИЛОЖЕНИЕ

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.

 

 

 

Из акта документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности Государственного комитета Крыма по делам молодежи от 14 сентября 1994 года.

«Государственный комитет по делам молодежи в нарушение «Положения о комитете» использует средства для финансирования и кредитования программ, не относящихся к молодежной сфере. Так:

Поручением №220 от 29.06.93 г. Госкомитет перечислил 100 000 000 крб. Акционерному обществу инвестиционной компании «Инко-Крым» для инвестиционного проекта развития зоны Гурзуфа. Договором от 3.05.93 г. кредит предусмотрен в сумме 80 000 000 крб. до 3 мая 1994 г. с уплатой 120% годовых, по договору от 5.05.93 г. предусмотрен новый кредит в сумме 1 150 000 000 крб. до 30.05.94 г., по договору от 14.05.93 г. компании «Инко-Крым» предоставлен новый кредит 150 000 000 крб. до 14.05.94 г. В дополнение к вышеуказанным договорам процентная ставка с 20.09.93 г. стала 300%, а при нарушении сроков возврата 500%, дополнение подписали от Госкомитета председатель Сенченко А.В., от компании «Инко-Крым» Дьяков В.С., соглашение печатью компании «Инко-Крым» не заверено...

Имеют случаи списания под отчетных сумм без предоставления оправдательных документов, так:

- июнь 1993 г. списано по ж/о 7 на балансовый счет 26 («Общехозяйственные расчеты») 159 500 крб. с подотчета Ивахненко С.И., оправдательные документы отсутствуют...

На момент проведения ревизии Д 71 счете находилась сумма 10 430 рублей, выданные в подотчет Полякову И.И. и Ивахненко С.И., каждому в июне 1993 г. Данные люди не являются сотрудниками Госкомитета, выдача сретст в подотчет являлась грубым нарушением Положения о выдаче подотчетных сумм. В ходе ревизии Поляков И.И. и Ивахненко С.И. внесли задолженность в кассу Госкомитета, приходные кассовые ордера 8, 9 от 22.08.94 г.».

***

Из депутатского запроса депутатов Ливадийского поссовета Полякова Л.Г. и Кишкович С.И. 24.02.1995 г.

«Почему выделение земельных участков на ЮБК возможно только в том случае, если положительно решение в виде экологической экспертизы дают руководители Ялтинского отделения ПЭВК Калюсь, Шевчук и Эйдельберг и при содействии члена политсовета ПЭВК Сенченко?».

***

Из интервью В.М.Заскоки «Да кто в нашем доме считает?» корресспонденту газеты «Крымские известия» Л.Николаевой, 24 марта 1995 г.

«А.Сенченко, известный в прошлом комсомольский работник, был председателем Государствеенного комитета по делам молодежи, возглавлял его до середины сенября 1993 года. За время его деятельности на этой должности проверками КРУ – контрольно-ревизионным управлением (есть документы на основе проверок, в частности Симферопольского городского отделения) были установлены факты выдачи крупных сумм целой группе лиц. В этом списке, например, С.Ефимов, В.Макаров, И.Дубов и другие. Эти сотрудники получали деньги под отчет, причем сроки возврата не ограничивались. Даже по тем временам суммы были солидные, ну а с учетом того, что деньги возвращались где-то через полтора года, через год... Если минимальная зарплата была в 1993 году одна и, допустим, должностной оклад того же Ефимова один, то через год его можно десять раз перекрыть. В июле 1993 года заместитель начальника УВД Крыма Иван Иванович Поляков, он же в то время депутат Верховного Совета Крыма, не состоя в штате Госкомитета по делам молодежи, а находясь на своей службе, получил солидную сумму. Сотрудник еще одной представительной организации тоже получил солидную сумму, не имея никакого отношения к этому комитету. Деньги возвратили в кассу только после того, как началась проверка – 28 августа 1994 года. Вы знаете, насколько за это время деньги обесценились, превратились в пыль. Можно предположить, что, тот сотрудник, скажем так, брал эти суммы для каких-то разработок, но там-то на эти цели выдаются средства. И эта служба за счет других ведомств никогда такие вещи не делает. Этот же сотрудник дважды брал деньги. Причем на общехозяйственные расходы, без составления документов, тоже списана в то время большая сумма – 159,5 тысячи корбованцев. А по нышешним деньгам это миллионы. Казалось бы, но что такое эти миллионы сейчас? Вроде бы сумма не слишком значительная. Но тем не менее кто-то где-то эти деньги прокрутил.

Как можно доверять таким людям нашу экономику, работу в Правительстве? И сейчас фамилию Сенченко связывают с целым рядом предприятий коммерческого характера».

***

БРИФИНГ ДЕПУТАТА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА КРЫМА ВЛАДИМИРА ЗАСКОКИ.

28 марта на состоявшемся брифинге депутат Верховного Совета Крыма, член рабочей группы по проверке деятельсти Правительства Крыма Владимир Заскока заявил о том, что первый заместитель начальника Главного управления СБ Украины в Крыму генерал-майор Станислав Ивахненко в 1993 году получал деньги в комитете по делам молодежи Правительства Крыма, и сказал, что это является нарушением Закона Украины «О службе безопасности». Так же Владимир Заскока заявил, что на него пытались оказать давление сотрудники СБ Украины при передаче информации, касающейся Станислава Ивахненко в газету «Крымские известия» с целью недопустить появления этой информации в печати.

Владимир Заскока, также сообщил, что “у бывшего вице-премьера Сенченко работает мальчиком на побегушках оперуполномоченный Главного управления СБ Украины в Крыму Руслан Буканов”. Депутат также сообщил, что по-словам начальника Главного управления СБ Украины в Крыму генерал-майора Ивана Коломыцева решения о напрвлении Руслана Буканова на работу к А.В.Сенченко Коллегией СБ Украины не принемалось.

В связи с заявлениями, прозвучавшими на пресс-конференции А.В.Сенченко, о намерении подать на Владимира Заскоку в суд, депутат сообщил, что “готов “скрестить шпаги” с господином Сенченко, если он решится подать в суд”…

Пресс-центр Верховного Совета Крыма. 28 марта 1995 г.

***

Из статьи депутата Верховного Совета Крыма В.Заскоки “Да кто в нашем доме считает?”. «Крымские известия», 14 июня 1995 г.

«Пристрастие у генерала С.И.Ивахненко особое. Еще с Ялты, где он пребывал в должности зам. начальника отдела УКГБ, за ним значится такой грех: чьи бы деньги не тратить, лишь бы тратить... И служебное расследование тогда было, да замяли. Говорят, друзьями богат Станислав Иванович. Да, что там “говорят”! Ивахненко и сам этого не скрывал в беседе со мной, дескать, и сегодня на дружеской ноге с разного рода авторитетами. Да. Однако фамилии “авторитетов” простые граждане произносят, предварительно оглянувшись.

Это к слову. Возможно, и в Швейцарии у генерала немало друзей. По крайней мере – появилось. Ведь после означенной выше поездки А.В.Сенченко, И.И.Полякова и С.И.Ивахненко в Симферополе решением горисполкома №1224 от 24.09.1993 г. была зарегистрирована украинско-швейцарская фирма – ООО «Аулис энд Блэк си компания Лтд». А возглавила ее супруга А.В.Сенченко. Сынишка Андрея Виленовича тоже не чета многим крымчанам – он постигает науку в Швейцарии.

А что же сам Андрей Виленович? Он, судя по всему, предпочитает быть в тени. Правда, нет-нет, да и появится его фамилия на очи. То депутаты Ливадийского поссовета вдруг заподозрят его в разбазаривании уникальных ливадийских земель, то прокурор Республики Крым заволнуется – не туда вице-премьер А.В.Сенченко семь миллиардов карбованцев передать наметил...

Это вам не 25 стаканов и 12 ложек (в ценах 80-х годов), что были некогда утрачены в Госкомитете по делам молодежи...И даже не кредит компании «Инко-Крым» в 1380 млрд.крб.! Вместе с тем он твердо уверовал, что только так можно вести корабль крымской экономики, через существующие законы, мимо голодных и обесдоленных, с запалом недавнего комсомольского секретаря обкома к обогащению мизерной части населения полуострова».

***

Из материалов анализа исполнения Государственного бюджета Украины за 1 квартал 1997 года, представленных Председателем Счетной палаты В.Семоненко Верховной Раде Украины (№248/01 от 9.06.97).

«...установлены многочисленные факты отвлечения и незаконное использование средств внебюджетных фондов. Например из Государственного инновационного фонда в Атономной Республике Крым в 1996 году на финансирование деятельности предприятий при отсутствии вiдповiдних соглашений, технико-экономических обоснований Министерством экономики Автономной Республике Крым было выделено на безвозвратной основе Исполнительной дирекции Единого Республиканского Территориального кадастра 3,5 млн. грн...»

***

Газета «ФАКТЫ», декабрь 1997 г.

«В предвыборной борьбе в Крыму эффективно используется солидный финансовый, экономический, интеллектуальный и информационный, а также силовой потенциал криминально-теневых структур. Об этом заявил на заседании Координационного совета по борьбе с коррупцией и преступностью, созданного при правительстве Крыма, начальник ГУ Службы безопасности Украины в Крыму Александр Касьяненко. ...Совместными действиями СБУ, МВД и Прокуратуры был выявлен факт хищений валютных средств единым территориальным цифровым кадастром, который закупил у швейцарской фирмы по завышенным ценам за счет внебюджетного инновационного фонда оргтехнику. Руководил кадастром бывший вице-премьер правительства Крыма Андрей Сенченко. Касьяненко сообщил, что Сенченко “сейчас находится в бегах”. По неофициальным данным экс-вице-премьер в настоящее время проживает в Швейцарии».

***

А.Иванов, председатель комиссии (Из письма начальнику ГУ СБ Украины в Крыму Косьяненко А.В.).

«Группой лиц дирекции ЕРЦТК по существу украденного у государства:

- -13 млн. 390 тыс. грн.,

- -437 тыс. долларов США.

Постоянная комиссия по законодательству, законности, правопорядку и военным вопросам просит ГУ СБ Украины в Крыму принять к рассотрению все документы и способствовать в возбуждении уголовного дела по статье 86-1 и 84 УК Украины в отношении А.Сенченко, Ю.Подвигина и всех лиц причастных к этому делу. А.Сенченко в настоящее время скрывается в Швейцарии и через Интерпол необходимо его вернуть в Автономную Республику Крым для проведения всех следственных действий.

Постоянная комиссия по законодательству, законности, правопорядку и военным вопросам просит внимательно изучить отношение к этому уголовному делу С.Велижанского и С.Ефимова, их роль и заинтересованность в сохранении и функционировании ИД ЕРЦТК для использования в корыстных целях ряда заинтересованных высокопоставленных чиновников».

***

Г.Москаль (Из доклада на региональном совещании Президента Украины с руководством АРК, апрель 1999 г.).

«До сих пор бегает бывший вице-премьер правительства Крыма Сенченко – инициатор вдохновитель создания единого Кадастра Крыма, все работы по созданию которого закончились тем, что из бюджета перечислено несколько миллионов гривен, которые впоследствии пропали»

***

Заскока Владимир Михайлович, Владимир Михайлович Заскока, Владимир Заскока, Заскока Владимир

ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ ЗАСКОКА

Родился в 1959 году в Евпатории в семье железнодорожника. После окончания средней школы и службы в рядах Советской Армии окончил исторический факультет Симферопольского госуниверситета.

С 1992 года заместитель главного редактора газеты евпаторийского городского Совета "Трибуна". С1994 года депутат Верховного Совета Крыма, член постоянной комиссии по экологии, рациональному природопользованию и земельным вопросам.

С июля 1995 по февраль 1997 - Председатель контрольной комиссии ВС Крыма по вопросам приватизации.

В 1996 - 1997 - член Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при Совете Министров Автономной Республики Крым. Член депутатской коалиции "Депутаты против преступности и коррупции".

Книга рассчитана на правоохранительные органы, отечественных и зарубежных историков, студентов, всех тех кому небезразлична судьба Крыма.

 
Wildberry Telefoni Internet