gototopgototop

Где находитесь

Главная / КРИМИНАЛЬНАЯ ЕВПАТОРИЯ / ЮХНЕНКО - ЛИДЕР ОПГ / Авторитет теперь за решеткой, но легче от этого не стало

АВТОРИТЕТ ТЕПЕРЬ ЗА РЕШЕТКОЙ, НО ЛЕГЧЕ ОТ ЭТОГО НЕ СТАЛО



 

Наша газета более полугода назад рассказывала о побоище, которое устроил в евпаторийском ресторане «Украина» один из местных преступных авторитетов в ночь на 7 января. И вот недавно завершился суд над любителем шумного отдыха. Одним из свидетелей и пострадавших в ту рождественскую ночь был депутат ВС Крыма Владимир ЗАСКОКА. Мы попросили его рассказать о некоторых моментах, возникших в ходе расследования, и о самом судебном процессе.

Владимир Михайлович, насколько нам известно, во многом благодаря вам расследование по этому делу завершилось для Алексея Юхненко судебным приговором.

— Он до этого уже был приговорен к двум годам заключения с отсрочкой приговора. Ему, кстати, было запрещено после десяти часов вечера появляться в ресторанах, барах и других подобных заведениях. Но, несмотря на это, он практически все вечера проводил в злачных местах, устраивал дебоши, однако ему все сходило с рук. Сошло бы и на этот раз, если бы я случайно не оказался в «Украине». Милиция, прибывшая на место преступления, практически дала ему уйти. Мне пришлось ночью дважды звонить в Симферополь, выходить на теперь уже бывшего начальника крымского главка МВД генерала Корниенко.

Меня тогда поразила работа и.о. начальника отдела по борьбе с орг-преступностью Сергея Крысько: на место он явился один, без специалистов, хотя его отдел выезжает только по делам, связанным с серьезными преступлениями. Когда следующим утром Крысько принес собранный материал прокурору, тот расценил его как мелкий, не «тянущий» даже на дело об административном правонарушении. А в ресторане была лужа крови, куча свидетелей, и в результате — никаких доказательств. Уметь надо!

Еще штрих: один из участников побоища был задержан только к исходу вторых суток. Кстати, когда его привезли в милицию, он требовал позвонить его знакомым и называл имена очень высоких должностных лиц, заявляя: «Я все равно сидеть не буду».

Этого «свидетеля», насколько я знаю, по крайней мере быстро нашли, самого же Юхненко искали намного дольше…

— Он несколько дней преспокойно просидел дома, потом, когда его начали все же искать, Юхненко удивительно вовремя скрылся. Причем в Евпатории начали распространять информацию, что преступник не то убит где-то в Харькове, не то уехал в Москву. Даже Корниенко этими слухами кормили. А я точно знал, что Юхненко в городе и никуда не уезжал.

Странно: вместо того, чтобы теребить милицию, вы заявили, что не имеете к Юхненко никаких претензий. Почему?

— Ко мне постоянно приходили гонцы от него, пытались торговаться. И я, чтобы доказать Михаилу Корниенко, что преступник никуда не уехал, жив и здоров, и что генералы водят нас за нос, решил пойти на хитрость. Поэтому согласился встретиться с Юхненко и сделал вид, что готов отказаться от претензий к нему.

Но организовать его арест во время таких встреч не получилось, в нужный момент генерал то отсутствовал, то его не могли найти... А передавать информацию еще кому-то я не мог, опасаясь, что она тут же станет известна преступнику. Такое не раз бывало. Тогда я попросил от Юхненко бумагу, что он не имеет ко мне претензий — так на руках у меня оказался документ с подписью и числом, свидетельствующий, что Юхненко в Крыму.

В конце концов его арестовали в Саках, я отказался от своего заявления и был уверен, что меньше трех лет он не получит. Но ему дали... год и девять месяцев. Причем из дела исчез эпизод с кровавым побоищем в «Украине». Его якобы выделили в отдельное производство.

На суде кто-нибудь пытался на вас давить?

— В зале сидела группа плечистых парней, но запугивать меня — дело неблагодарное. Мне больше запомнился такой случай: судья спрашивает у Юхненко анкетные данные, в частности, образование. Тот отвечает: «Среднее». А мать ему из зала подсказывает: «...техническое!» В этот момент судья говорит: «Извините, но в деле написано — высшее». Алексей Анатольевич подтверждает: «Да, у меня есть и высшее». На вопрос, какой факультет окончил, он гордо отвечает: «Юридический», а мама кричит: «Педагогический, педагогический». Комедия! Зал хохотал. Самое интересное, что этот «юрист-педагог» двух слов связать не мог, с превеликим трудом читая последнее слово, подготовленное адвокатом.

Интересно и другое: наблюдая за развитием ситуации, я понял, что за спиной преступной группировки, которую, как считалось, возглавлял Юхненко, на самом деле стоят люди при погонах. Они ездят на хороших, дорогих машинах, имеют хорошие дома и квартиры... Я не хочу сказать, что стражи порядка должны жить плохо. Государство обязано заботиться о людях, которые защищают интересы граждан, должно поддержать их в материальном, социальном и моральном планах. Но все это они должны получать законно. Я не думаю, что сейчас каждый чиновник, в том числе милицейский, сможет продекларировать все свои доходы и их источники — иначе могут всплыть весьма и весьма интересные факты, ведь не только на полуострове, но и в стране в целом эфсрективность борьбы с коррупцией и организованной преступностью остается очень низкой.

К сожалению, трудно разорвать порочный круг потому, что все замыкается на очень высокие сферы власти. Зачастую кадровая политика ведется весьма странная: людей подбирают не по заслугам, а по личной преданности. Один работник милиции в свое время прикрыл сына большого начальника — и получил повышение. Поэтому многих из тех, кто сейчас стоит за спиной бандитов, хоть и выгоняли когда-то из органов, потом «чудесным образом» возвращали. Существующие в системе МВД спецподразделения подобными вопросами занимаются, но, увы, дальше пометочек в личном деле или информации в компьютере дело не идет.

Довериться практически некому. Простой свежий пример: я лично генералу Кочегарову принес депутатский запрос, и на каком-то этапе произошла утечка информации. Я не обвиняю генерала, он человек, безусловно, честный, но кто-то из его подчиненных успел преступников вовремя предупредить. Как в таких условиях бороться с коррупцией?

Но и опускать руки тоже нельзя, само собой ничего не наладится...

Алексей Неживой,
«Крымское время» № 163 (307), 3 сентября 1997 г.

 

 

 
Wildberry Telefoni Internet